Роман Щуренко: «Важно прыгать с рвением и желанием»

2000 год стал одним из самых счастливых в жизни Романа Щуренко: бронзовая медаль Олимпийских игр в прыжках в длину, повторение национального рекорда (8,35 м)... Но теперь впереди — новые цели и другая, не совсем спортивная жизнь.

2000 год стал одним из самых счастливых в жизни Романа Щуренко: бронзовая медаль Олимпийских игр в прыжках в длину, повторение национального рекорда (8,35 м). Украинцу прочили большое будущее, и его потенциал позволял смело об этом говорить. Но вмешавшиеся травмы внесли свои коррективы. В апреле 2009-го, во время ежегодной церемонии награждения лучших легкоатлетов года «Афина», Романа торжественно проводили из спорта. Впереди — новые цели и другая,  не совсем спортивная жизнь.

 

СОПЕРНИК — ЛУЧШИЙ ДРУГ

 

Рома, олимпийский успех Сиднея сделал вас желаемым объектом охоты для многих представителей СМИ, но с каждым годом информации о вас становилось все меньше. Сознательно «уходили» от прессы?

 

После выигранной медали и вправду было много интервью, а потом начались сборы, соревнования, нужно было готовиться дальше и стремиться к новым победам.

 

Часто интервью с атлетами так или иначе сводятся к их принципиальным противостояниям: Торкильдсен – Питкамяки, Феофанова – Исинбаева и прочее. Был ли у вас соперник, о котором обязательно упоминали в разговоре?

 

В Украине мы часто соперничали с Алексеем Лукашевичем, но за пределы стадиона это противостояние не выходило. Мы и поныне – лучшие друзья. Много соперников было и в других странах. По рейтингу около сотни атлетов прыгают за восемь метров, а это уже многого стоит. С каждым годом конкуренция растет.

 

Помните свои ощущения после того, как выиграли бронзу на Олимпиаде, обойдя Алексея?

 

Я радовался медали, но понимал Лешу. Мы потом говорили, что лучше быть вторым и третьим, чем третьим и четвертым. Ведь человек остается совсем без награды. Но в секторе мы соперники и пропускать попытку, чтобы победа досталась другу, не будем. Зачем тогда заниматься спортом? Всегда нужно показывать результат, на который способен. Через два года на чемпионате Европы в Мюнхене уже я был четвертым, а Леша победил. Мне сантиметров не хватило до медали. Был дождь, а я в такую погоду не очень хорошо выступаю. Прыжки не получались, нога постоянно ехала на планке. Еще и травмы давали о себе знать.

 

Ваши лучшие попытки обычно приходились на первую или вторую часть соревнований?

 

По-разному. Когда думаешь, что нужно попасть на планку, чтобы не было заступов, тогда результаты, конечно, ниже.

 

Могли бы выделить какие-то соревнования? Даже не по результату, а скорее, по атмосфере?

 

Все старты по-своему интересны. Даже те, на которых что-то не получалось. Помню все стадионы и соревнования, на которых показывал высокие результаты. Если были неудачи, старался их быстрее проанализировать и выбросить из головы, чтобы оставалось только хорошее. Помню, делал два старта подряд – в Каламате и Ретимно. И на обоих у меня были хорошие результаты. За свою карьеру выступал на разных стадионах. Бывало, что на одну и ту же арену приезжал по четыре-пять раз.

 

Главное правило спортсмена-профессионала?

 

Для меня было очень важно выходить в сектор и прыгать с рвением и желанием. Не раз видел атлетов, которых как будто затаскивали в сектор. В таких ситуациях сразу становилось ясно, что результата не будет.

 

ДВОЙНОЙ УДАР

 

Ваш спортивный путь начинался в Никополе?

 

Я там жил до 19 лет. Потом переехал в Киев, поступил в Институт физкультуры. Хотя родители не хотели отпускать, пришлось поставить их перед фактом.

 

Какого будущего они вам желали, оставляя в небольшом городе?

 

Я тогда уже выиграл чемпионат Европы среди юниоров. Естественно, они хотели, чтобы я был ближе. Но я сам сделал свой выбор.

 

Ваши тренеры в Никополе поддержали идею переезда?

 

Евгений Иванович Сидоренко поддержал. У него не было таких спортсменов, и он мне сразу сказал, что не знает, как дальше тренировать. Чаус Владимир Григорьевич не очень хотел отпускать. Но у него тоже не было атлетов такого уровня. Не знаю, дошли ли бы мы до олимпийской медали. У нас есть тренеры, тот же Юрий Горбаченко, которые работают уже со зрелыми спортсменами и ведут их дальше. Я понял, что опытом и опытами получится двойной удар, более высокий результат.

 

И в 2000-м вы стали соавтором национального рекорда. Хотелось бы, чтобы он держался как можно дольше?

 

Если его побьют, буду рад. Значит, появятся хорошие прыгуны. А пока остался только Алексей Лукашевич, есть очень перспективный Виктор Кузнецов. Андрей Макарчев – талантливый парень, но ему не достает уверенности в себе.

 

Виктор Кузнецов уже окончательно выбрал длину или и дальше будет чередовать ее с тройным прыжком?

 

Он год тренирует длину, год тройной. Его тренер даже сказал, что когда он прыгает тройным, у него хорошо длина идет, а когда в длину – лучше тройной получается. Как-то непонятно, но они должны разобраться с этим.

 

СПОРТИВНАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ

 

Вы безумно талантливы, что не раз приходилось слышать и от специалистов, и от ваших соперников. Что в большей степени  помешало полностью раскрыть потенциал: травмы или проблемы психологического характера?

 

Постоянно препятствовали травмы. Я инстинктивно чувствовал каждую частицу своего тела. На разбеге понимал, что могу добавить в темпе, скорости, но подсознательно что-то останавливало. С заступами были очень хорошие попытки, я мог прыгать дальше.

 

А перелететь за черту девять метров было под силу?

 

Ощущение было, что за девять метров можно прыгать. Когда я был в хорошей форме, меня тренер даже останавливал. После 8,35 у меня с маленьким заступом был прыжок на 8,56. Его замеряли, но результат не засчитывали. Тогда чувствовал, что это не лучшие попытки и могу прыгать еще дальше. Но это было перед Олимпиадой, нужно было готовиться, не рисковать, потому тренер сказал заканчивать с этими соревнованиями.

 

Очень хорошая форма была в 2002 году. На Кубке Украины прыгнул где-то на 8,80, но на планке при отталкивании нога уехала немного вперед, получился заступ, еще и стопа сразу распухла. Месяц нигде не выступал, мало тренировался. Потом только поехал на старт, сделал две попытки, нога снова начала опухать. Решил сделать еще одну и отказаться от продолжения соревнований. Показал 8,26 и выиграл. Получается, месяц был без тренировок, но форма насколько сохранилась, что можно было прыгать. Но опять же травмы. Именно они не дали мне полностью реализоваться.

 

Обидно?

 

Честно? Да. Обидно, что они не пустили. В большом спорте я, конечно, чего-то достиг. Каждый хочет большего, но  у многих это виртуально, а у меня было реально. Были и прыжки, и результаты. Ничего, буду в чем-то дальше реализовывать себя.

 

Коллеги по спорту поддерживали в сложные периоды?

 

Когда сделали операцию, приходили проведать. Тогда мне вообще сказали, что нужно прощаться со спортом. Но это меня еще больше подтолкнуло восстановиться и выступать. Сам ездил на все процедуры. И даже после разрыва ахилла я прыгал за восемь метров. После такой травмы мало кто способен на такое.

 

Чемпионат Украины в прошлом году тоже пропустили из-за травмы?

 

Да, мне уже оперировали два колена, было порвано ахиллово сухожилие, а потом и второй ахилл начал болеть. Снова ходить полтора месяца на костылях не очень-то хотелось. К тому же нужно год-полтора, чтобы нормально восстановиться. У нас есть центры, но система в них продумана не очень хорошо. Разрабатывают упражнения, но целенаправленного комплекса для быстрого восстановления нет.

 

А за границей?

 

Можно было и так, но это все равно операция. Повлияли еще и отношения с женой. Она почему-то была против того, чтобы я продолжал выступать. Хотя сам я этого хотел, и планировал еще отобраться на Олимпиаду.

 

Какой возрастной рубеж у прыгунов в длину и корректно ли вообще о нем говорить?

 

До 35 лет можно выступать.

 

На чемпионате мира в Осаке в 2007 году судьба медалей решилась в последней попытке. Были ли в вашей практике соревнования со столь драматичной развязкой?

 

Та же Олимпиада в Сиднее. Джай Таурима из Австралии до последней попытки лидировал, но потом его обошел кубинец Иван Педросо.

 

Часто ли бывают ошибки в замерах результатов?

 

Иногда случается, но на больших соревнованиях это практически исключено. Бывает, что хорошие прыжки засчитывают с заступом. На чемпионат мира в Севилье в 1999 году выиграла испанка Нюрка Монталво. У нее был заступ один сантиметр, об этом потом писали во всех газетах, показывали по телевидению. Но попытку засчитали, чемпионат к тому же проходил в этой стране. Случается разное, никто не застрахован. Но если бы все было четко и честно, было бы намного интереснее.

 

Один из наших тренеров рассказал мне об идее засчитывать прыжки независимо от заступов, то есть замерять от места отталкивания. Что вы думаете по этому поводу?

 

Результаты бы очень сильно поднялись. Часто бывает, что человек намного лучше  подготовлен, чем его соперник, но миллиметровый заступ – и выигрывает более слабый. Многие не показывают свои максимальные результаты: где-то приходится немного останавливаться, думать о четком попадании на планку. Но зато в нынешних правилах есть элемент тактической борьбы. Хотя идея с отменой заступов очень интересна, только тогда нужно было бы вводить новые рекорды и статистику начинать заново, оставив предыдущие результаты. Иначе было бы нечестно.

 

Практика начала новой статистики уже испытана в метании копья, когда оно начало летать едва ли не на трибуны…

 

Да, сместили центр тяжести. Изменения были и в прыжках с шестом: убрали колышек и сделали планку не квадратную, а овальную. Но там рекорды остались прежние. Я склонен к тому, что если что-то менять, то старые рекорды нужно оставлять пожизненно. Раньше копья могли попасть в поток ветра и планировать, а сейчас центр тяжести сместили, и все стало по-другому.

 

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ДОНОР

 

Остались ли теплые отношения с недавними коллегами по спорту?

 

Да, со многими. Даже не вспомню, с кем бы конфликтовал. Многие жалеют, что я ушел. Говорят, что успел стать талисманом, а после моего ухода стало пустовато.

 

Но вы ведь продолжаете находиться рядом с командой, пускай и на трибунах?

 

По возможности посещаю все соревнования на территории Украины. Мне интересно ездить, смотреть.

 

За кого сейчас будете болеть в «своем» секторе?

 

За своего друга Алексея Лукашевича. А у женщин – за Викторию Рыбалко. Вообще, я болею за хорошие, далекие и красивые прыжки.

 

В спорте решили не оставаться?

 

На данный момент, нет.

 

Отличная возможность «раскрутиться» вне спорта у вас была еще после Олимпиады-2000. Пытались ею воспользоваться?

 

Тогда стояли другие цели. Мы больше работали на спорт. У меня всегда был менеджер, но он занимался соревнованиями, а на другое мы не распылялись.

 

А попробовать себя в роли менеджера не думали? У вас ведь наверняка остались и связи, и знакомства, могли бы помочь многим спортсменам?

 

Менеджером тоже не очень легко быть. У них уже есть свой костяк, свои люди. Новому менеджеру тяжело пробиться, хотя и возможно. Там свои нюансы, да и незнание английского языка препятствует, хотя его выучить можно. Но у меня есть интересные идеи, не связанные со спортом. Пока не хотел бы о них публично говорить. Когда все воплотиться в жизнь, обязательно расскажу.

 

Почему все же не спорт? Вы устали от него или просто интересно попробовать себя в другой сфере?

 

Мне очень хотелось остаться в спорте, но от товарищей поступило интересное предложение. То, чем занимаемся, сейчас достаточно прибыльно. Главное – не расслабляться и работать.

 

Но вам-то к работе не привыкать!

 

Это да! Мы работаем в Запорожье и Никополе, а когда я уезжаю в Киев, так товарищи говорят, чтобы быстрее приезжал. Я их обычно подстегиваю к работе, а они только удивляются, откуда у меня сколько энергии.

 

Ольга Николаенко, «СПОРТглавред»

 

Joomla template by ByJoomla.com