Валерию Борзову – 60!

42

Сегодня, 20 октября, исполняется 60 лет Президенту Федерации легкой атлетики Украины, члену МОК, вице-президенту и члену исполкома НОК Украины, двукратному Олимпийскому чемпиону в спринте Валерию Филипповичу Борзову.

Сегодня, 20 октября, исполняется 60 лет Президенту Федерации легкой атлетики Украины, члену МОК, вице-президенту и члену исполкома НОК Украины, двукратному Олимпийскому чемпиону в спринте Валерию Филипповичу Борзову.

 

 

Спортивные достижения:

 

 

Многократный чемпион СССР (1969—1977)

 

 

Двукратный олимпийский чемпион 1972г. – 100 и 200м

 

 

Серебряный призёр Олимпийских Игр 1972г – эстафета 4Х100м

 

 

2-кратный бронзовый призёр Олимпиады 1976г – 100м и эстафета 4х100м

 

 

4-кратный чемпион Европы 1969г – 100м, 1971г – 100 и 200м, 1974г – 100м

 

 

Многократный победитель первенств Европы в закрытых помещениях 1970-71, 1974-77 – 60м, 1972 – 50м

 

 

Личные Рекорды: 100м – 10.07сек, 200м – 20.00

 

 

До появления в легкой атлетике спринтера Борзова вопрос, существует ли тактика в беге на 100 м, ни у кого не возникал. Всем было очевидно, что за стремительные 10 секунд, пока длится борьба на этой дистанции, бегуну невозможно перестроиться. Борзов разрушил существующие каноны. Он создал тактику бега на 100 м. Его способность просчитывать в считанные доли секунды различные варианты ситуаций, которые могут сложиться на дорожке, и в соответствии с расчетом вносить поправки в бег, непостижима. Впрочем, как и его личность, которая была и остается непостижима для многих.

 

 

Валерий Борзов – автор книги «10 Секунд — целая жизнь»

 

 

Последнюю ее главу Валерий Филиппович закончил так:

 

 

«24 июля 1979 г. Я стартовал в шестом забеге на 200 м на VII Спартакиаде народов СССР. Соперники у меня были не слишком сильные, и в забеге я бежал без напряжения. То ли соскучился по соревновательной обстановке, то ли меня радовала сама возможность стартовать в этих больших состязаниях, но бег получился неплохим по ощущению. В былые годы такое ощущение воплотилось бы в результат порядка 20,8-20,9 сек. Сейчас же, взглянув после финиша на табло, я увидел… 21,71. И хотя я попал в следующий круг соревнований как победитель забега, чувствовал, что ворота удачи на этот раз останутся для меня плотно закрытыми.

 

 

Следующий круг соревнований разыгрывался в тот же день вечером. После старта я постарался выжать из себя все, что мог. На этот раз сознательно бежал изо всех сил, но, увы, скорости это не прибавляло. На финише я был только пятым…

 

 

Это был мой последний забег. За те короткие минуты, пока я одевался в спортивный костюм, пока диктор объявлял по стадиону наши результаты, я твердо и бесповоротно решил: все! Хватит. И принял это решение без всякой боли в душе. Видимо, все-таки я так намучился за эти два года, что уйти было для меня гораздо легче, чем остаться. Сознательно я сам поставил себя в такие условия, когда выбор был и правилен, и неизбежен. Я прошел свой спортивный путь до конца.

 

 

О том, что решил уйти из спорта, никому тогда не сказал. После соревнования мне никто не сочувствовал и никто меня не жалел. Возможно, считали, что эта неудача временная и Борзов еще поднимется. Может быть, я уже просто всем надоел – такое в спорте бывает. А скорее всего то, что случилось, было логичным и поэтому не вызывало ни удивления, ни каких-либо других эмоций. Все окружающие продолжали относиться ко мне гак же, как и до последних соревнований. И за это я всем благодарен. Как благодарен и за то, что мне не устраивали никаких проводов, которые всегда настолько же торжественны, насколько и грустны. Просто для меня закончились те грудные и радостные 10 пет, в течение которых я спрессовывал свою жизнь в короткие 10 секунд.»

 

 

 

 

О легендах Валерия Борзова в разных жизненных ситуациях и разных ипостасях – наша интернет подборка его интервью.

 

 

Как видите, я сейчас не тот, каким был в 72-м году. Сильно отличаюсь? – начинает Валерий Филиппович.

 

 

Прилично.

 

 

Я пришел в то состояние, которое заложено генетикой. Мало кто из спортсменов представляет, как он выглядел бы, если б не было тренировок. Да вот вам пример: однажды поспорил с товарищем. Долго не брился. И получил возможность увидеть, какой я на самом деле. Совсем другой типаж – с бородой и усами.

 

 

Сколько не прикасались к бритве?

 

 

Около месяца. Люблю спорить на то, что сложно воплотить.

 

 

Бывают моменты, когда чувствуете себя «в возрасте»?

 

 

Нет. Душа у меня молодая.

 

 

Когда охотитесь на уток и часами бродите по болотам – не устаете?

 

 

Нет. Даже если увяз в болоте, и вся охота прошла впустую. По старой спортивной привычке испытываю на охоте мышечную радость. Состояние, чем-то напоминающее наркотическое опьянение. Наслаждение от утомления – это знакомо лишь профессиональному спортсмену, больше никому. Идешь зимой по снегу километров пятнадцать, в полной экипировке…

 

 

Вы все-таки остались спортсменом.

 

 

Остались спортивные замашки. И отношение к труду. О настоящих нагрузках только память. Понимаю – не следовало после спорта завязывать с тренировками вовсе, но я стал функционером. Хочешь – не хочешь, много времени в сидячем положении. Хотя и это – вопрос лени.

 

 

Неужели вы ленивый человек?

 

 

 Лень порождает гениальные открытия. Колесо, например. Кто сказал, что лень – это плохо? Но в работе я не ленив. Терпеть не могу выполнять дурные задания. Люблю те, которые приводят к зримым результатам.

 

 

Многие бывшие спортсмены рассказывают, что просыпаются от боли в коленях. От чего просыпаетесь вы?

 

 

О, это особая тема: последствия спорта и Чернобыля. А я прошел и то и другое. В 1986 я работал секретарем ЦК комсомола. Выезжал на место аварии и занимался вопросами, связанными с поиском семей, организацией взаимодействия с воинскими подразделениями. И артисты туда ездили, и спортсмены. В Чернобыле я провел целый год – наездами.

 

 

В Киеве неподалеку от нынешнего здания Олимпийского комитета Украины располагалась больница, которую занимали чернобыльцы. Возвращаясь, мы тут же отправлялись туда. В особом пункте даже автомобили проверяли на радиацию – можно отмыть или нет. А про вещи мне сказали: "Все, что на вас, – закопать на два метра".

 

 

Пошли закапывать?

 

 

В Конча-Заспе был спортивный лагерь, где у нас, секретарей ЦК комсомола, были свои комнатки. В том лагере и закопали. До сих пор помню где. Может, и сейчас там светится: два метра мы не осилили… Позже списки чернобыльцев чистили несколько раз – как и во всяком деле, появилось много липовых. Но я свой статус сохранил. Кстати, тем, кого командировали в Чернобыль, даже документов не давали! Не до этого было!

 

 

ПОД ВОДУ С ВЕЛОСИПЕДОМ

 

 

Когда в последний раз бегали?

 

 

Меня пригласили нести факел Олимпийских игр в Афинах. И дали дистанцию в горку. Метров восемьсот, хотя я просил сорок. Без подготовки пришлось попыхтеть.

 

 

От какой собственной черты с удовольствием избавились бы?

 

 

От скромности. Плохая черта. В этой жизни надо работать локтями. Мои титулы и статус можно было бы использовать более эффективно. Современное поколение нашло бы, что со всем этим делать.

 

 

Вы никогда ничего не просили?

 

 

Ни-ког-да!

 

 

Главная ошибка в вашей жизни?

 

 

Эта ошибка не дала мне выиграть вторую Олимпиаду. За месяц до открытия травмировался по собственной глупости. Перебрал с нагрузками и получил травму задней поверхности бедра. Вопрос стоял: ехать – не ехать.

 

 

Поехали?

 

 

Да, и взял бронзу – с тем же результатом, что в Мюнхене. Но готов был лучше, чем в 72-м. Это по сей день заноза. Об этом хорошо сказал мой тренер Валентин Петровский: "Ворота удачи открываются один раз…" Один раз тебя допустили к Олимпу, и хватит. Сколько же можно?

 

 

Есть поступок, которого стыдитесь, но найдете мужество рассказать?

 

 

До 16 лет промышлял по садам. Крал арбузы. Когда на охраняемую бахчу полез, мне вслед солью стреляли. Но это было не воровство. В Новой Каховке развлечений никаких – а энтузиазма хоть отбавляй. Я прошел весь набор пацанячьих увлечений. Вплоть до драк. Как-то меня поджидала возле дома компания ребят. Биться было сложно, и я запускал их в преследование вокруг дома. Отрывался, потом резко останавливался за углом – и первого, кто выбегал, в дыню! На следующем углу опять останавливался…

 

 

И снова в дыню?

 

 

Точно. А догнать меня никто не мог. Удрать – ключевой момент даже для боксера.

 

 

А поступок, которым гордитесь, но который никогда не попадал в газеты?

 

 

Записался ко мне на прием парень. У самого двое детей, да еще женился на женщине, у которой трое. Разговорились, и выяснилось, что родился он в лагере, мама там сидела. И вот теперь его отчисляют с первого курса за неуспеваемость. Я проблему с институтом за него решил. После он пришел ко мне и принес подарок. Позолоченные запонки. Я сказал: "Дружок, ты можешь отличить – за подарки я это делаю или просто так?" Больше всего меня удивило, что он так и не понял…

 

 

Говорят, любой человек хоть раз был на грани жизни и смерти.

 

 

Так и есть. Я, к примеру, ушел под лед с велосипедом. При сильном течении. Было мне лет четырнадцать, и вот такой эпизод заставляет человека сразу взрослеть.

 

 

Как выбрались?

 

 

Те, кто ловит рыбу сетями, делают широкие "окна" во льду. Ледок-то был тоненький – я на велосипеде ехал и бульк туда! Помню, как видел подо льдом окошечко где-то в стороне, к нему и выгребал против течения.

 

 

Не заболели после такого?

 

 

У меня уже хватало и житейского, и рыбацкого опыта. Если провалился в полынью – что главное? Не остыть! Надо одеться в сухое и можешь опять идти рыбачить.

 

 

Та лунка до сих пор возвращается во сне?

 

 

Вы знаете, нет. Не снится. И самолет не снится.

 

 

Какой самолет?

 

 

Году в 70-м летел из Новой Зеландии. У самолета потек маслопровод, крылышки начали греться. Что ситуация была аварийная, сообразил, лишь когда летчики вышли в салон. Совершенно расхристанные. До этого ничего не ощущал, только видел, как на краске крыла выступают пупырышки. Посадили нас в Сингапуре – а там уже у трапа ждали "скорые", пожарные…

 

 

ПОЛКОВНИЧИЙ МУНДИР

 

 

Когда последний раз облачались в свой полковничий мундир?

 

 

Ни разу не надевал. Куда в нем ходить? Я и медали никогда на грудь не вешал. И колец у меня никаких нет, как видите. Медали и мои, и жены лежат где-то в сумках.

 

 

Там и орден Ленина, которым очень дорожили, если верить интервью советских времен?

 

 

Конечно.

 

 

Не перепутаете награды жены с собственными?

 

 

Они в разных тумбочках. Вот Люда моя тоже полковник, она мундир надевала, когда необходимо было фотографироваться на очередное звание.

 

 

Есть люди в мире спорта, которым не подадите руки?

 

 

Подлецов хватает. Человек, которого я вытащил из болота, взял и облил меня грязью. Во всеуслышание – и незаслуженно. Но имя не назову. Я все-таки оставляю процент, что ошибаюсь. Не хочу выглядеть дурнем. Меня тогда устраняли с поста министра спорта и президента Национального олимпийского комитета Украины. НОК к тому моменту накопил деньги – и кому-то этими деньгами захотелось распорядиться. В итоге распорядился.

 

 

Ту отставку вы пережили очень болезненно…

 

 

И не скрываю. Потому что оформили ее иезуитски. 96-й год. Только закончилась Олимпиада в Атланте. В командном зачете Украина заняла десятое место, привезли 23 медали. Не такой уж плохой результат для страны, впервые участвовавшей в Играх. Но потом при всем народе президент Кучма обвинил меня в разных грехах. Таких несправедливых оплеух я не получал никогда. Это все было настолько надуманно! Я бы подсказал более справедливые обвинения, которые в те годы можно было предъявить спортивному министру.

 

 

Мне инкриминировали, допустим, то, что я не построил ни одного спортсооружения. Хотя в бюджете у меня на это не было заложено ни гроша… Я сразу понял, куда ветер дует. И подумал: раз пошла такая торпеда, надо сушить весла. Просто кому-то нужно было это место, вот и решили меня отодвинуть.

 

 

Кого имеете в виду?

 

 

Того, кто сел в мое кресло после меня. Сперва он стал министром спорта, а затем и Олимпийский комитет возглавил.

 

Продожение следует….