Хитрости агентов. Откровения Сани Ричардз

42

Чемпионка мира в беге на 400 метров и Лучшая легкоатлетка нынешнего года американка Саня Ричардз рассказала о доходах, тратах и недоразумениях с агентами…

Чемпионка мира в беге на 400 метров и Лучшая легкоатлетка нынешнего года американка Саня Ричардз рассказала о доходах, тратах и недоразумениях с агентами…

 

«Под блеском и шармом, присущими спорту, скрывается его другая, неприглядная сторона, о которой мало кто решается говорить. Для ОСНОВНЫХ видов спорта в США это, в общем, и не так важно, там есть профсоюзы, защищающие игроков, но представители остальных видов спорта могут прочувствовать её на себе в полной мере.

 

Сама природа такого спорта, как легкая атлетика, разобщает спортсменов. Мы тренируемся в разных местах, у нас разные тренеры, мы боремся друг против друга, всё это приводит к тому, что нам УЖАСНО сложно объединиться по вопросу, который касается всех.

 

Вопрос, о котором я говорю, связан с деятельностью АГЕНТОВ!!!

 

Почему большинство агентов считают, что как только они с тобой встретились, им уже полагается процент со всего, что ты зарабатываешь сейчас и будешь зарабатывать в будущем? Ведь они появляются на горизонте уже после того, как тобой был выполнен огромный объем тяжелой работы, и просто хотят стричь купоны. Они не были рядом с тобой в течении 5 тяжелых тренировочных дней каждую неделю, 1000 подъемов пресса каждый день, тренировок по пилатесу, долгих переездов к местам тренировок, сессий в тренажерном зале, не утешали после поражений…  Да ничего! Но если появляются деньги, то они считают, что по полному праву их заслуживают.

 

Большинство спортсменов подписывают контракты с агентами в юном возрасте. В этом деле нет каких-то четких общих правил, и радость от того, что ты, наконец, получаешь деньги за то, чем так любишь заниматься, отодвигает все на второй план. После того как ты видишь цифры и начинаешь представлять свою первую машину или квартиру, ты по диагонали пролистываешь 30 страниц текста и ставишь подпись.

 

Однако начав работать, ты сразу осознаешь свои потребности. Ты осознаешь, что тебе нужно больше, чем просто человек, кто будет бронировать билеты и составлять контракт, тебе нужен кто-то, кто может своим профессиональным опытом помочь тебе достичь своих целей. Кто-то, кто будет приходить на твои тренировки, жертвовать своим временем и энергией, чтобы увидеть твой успех, а не просто получать процент с твоих доходов.

 

ИААФ, которая управляет мировой легкой атлетикой, позволяет агентам заключать контракты со спортсменами только на один год. Чтобы можно было его регулярно пересматривать и вносить коррективы. Однако она не регулирует контракты, которые агенты могут предлагать нам, позволяя им делать нас вечными должниками.

 

Да, в основном, люди считают, что наши возможности заработка экстраординарны. Но позвольте мне вкратце рассказать, сколько мы вкладываем, чтобы заработать на жизнь. Я не могу говорить за всех, но вот, как все происходит у меня.

 

Я плачу моему тренеру по легкой атлетике и тренеру в тренажерном зале. Я плачу проценты моим менеджерам. У меня есть постоянный физиотерапевт, который ездит со мной на все соревнования. У меня есть инструктор по пилатесу. Кроме того, у меня есть дом в Вако (Техас), где мне регулярно приходит пачка счетов к оплате. Мой путь в Вако и обратно каждую неделю равен 100 милям, не забудьте про бензин! Также я, естественно, должна платить налоги. Так что в моем распоряжении остается совсем немногая часть моего заработка.

 

Так почему же кто-то, кто помог мне заключить сделку, которая состоялась бы и без его помощи, считает, что я должна ему платить и после того, как он закончил со мной работать?

 

У меня не укладывается в голове, что такие люди существуют. Люди, которые хотят видеть, как ты работаешь на износ, а потом отобрать все плоды.

 

Не подумайте, я не против агентов, я уверена, что они совершенно необходимы, чтобы спортсмен мог сосредоточиться на самом важном. Однако я не считаю, что это законно и нравственно позволять кому-то давать тебе контракт, по которому они будут получать доходы вне зависимости от того, работают они на тебя или нет. Это же абсурд. То же самое, как если бы я заключила контракт с Nike, потом не бегала 2 года и начала отсуживать у них свои деньги. КАКИЕ ДЕНЬГИ?!?

 

Сейчас меня преследует мой бывший агент, тот, которого я раньше очень уважала. Я говорю не только от своего имени, а от имени всех спортсменов-легкоатлетов, которые бывали в подобной ситуации".

 

Я искренне надеюсь, что все изменится и никому больше не придется через это проходить.»