Сергей Бубка: «Я все люблю делать хорошо. В этом моя проблема»

15
Корреспондент «СЭ» побеседовал с легендарным украинским атлетом, одним из главных претендентов на пост главы МОК накануне выборов в Буэнос-АйресеСергеем Бубкой.

 
Вчера в столице Аргентины начала работу 125-я сессия Международного олимпийского комитета, главным событием которой станут выборы нового президента. Несмотря на то, что Сергей Бубка является самым молодым кандидатом на этот пост (4 декабря ему исполнится 50), опыта главе украинского НОК не занимать. Кроме выдающихся спортивных достижений (имя 35-кратного рекордсмена мира по прыжкам с шестом занесено в Книгу Гиннеса), Бубка преуспел и в сфере управления. 15 лет он работает в МОК, 14 из них – в исполкоме, 12 – на руководящих должностях ИААФ, 8 лет возглавляет НОК Украины.
 
В своей программе он делает акцент на развитии массового спорта и привлечении на спортивные арены молодежи. Многие его идеи, воплощенные в Украине, получили высокую оценку за рубежом. За спортивно-массовые акции «Олимпийский день», «Олимпийский аистенок», Всеукраинский спортивный урок, «Олимпийский уголок» и многие другие, аналогов которым нет в мире, наш НОК в январе этого года был признан лучшим Олимпийским комитетом мира и удостоен престижной Премии креативного спорта Мохаммеда бин Рашида аль Мактума.
 
Главным конкурентом Бубки считается 59-летний немец Томас Бах. Чемпион мира и Олимпийских игр по фехтованию, опытный администратор и бизнесмен с 2002 года возглавляет юридическую комиссию МОК. На высшую должность претендует и Ричард Каррион. 60-летний пуэрториканец вот уже 11 лет возглавляет комиссию МОК по финансам. К тому же, без его подписи не обходятся всевозможные телевизионные контракты. В активе следующего кандидата, 64-летнего первого вице-президента МОК Сера Мьяна Нги из Сингапура, успешно проведенные на исторической родине І Юношеские Олимпийские игры.
 
Козырная карта 66-летнего швейцарского адвоката Дениса Освальда – умение руководить организацией Олимпиад. Призер в гребле на байдарках был главой комиссии по подготовке Игр 2004 и 2012 годов. А тайванец У Чин Куо, который также мечтает вписать свое имя в олимпийскую историю, прославился тем, что построил в Китае музей экс-президента МОК Хуана-Антонио Самаранча. 66-летний архитектор является членом исполкома МОК по летним видам спорта, а также президентом Ассоциации любительского бокса.
 
За кого во вторник проголосуют спортивные чиновники, прогнозировать сложно. Но если бы главу мирового олимпизма выбирали простые любители спорта, победу праздновал бы украинец. Так, по данным опроса британского журнала SportsPro, за Бубку проголосовало 40,6 процентов опрошенных (на втором месте Бах – 19,78 %, третьим стал Нг – 14,29 %). Посетители сайта insidethegames.biz отдали выдающемуся легкоатлету 46,9 процентов голосов (У – 22,7 %, Каррион – 17,0 %). С солидным отрывом рекордсмен по прыжкам с шестом опередил всех своих оппонентов и на портале jensweinreich.de: его поддержало 38,2 процентов читателей (Освальд – 18,8 %, Бах – 17,7 %).
 
ИЗБАВИТЬСЯ ОТ «БЕЛЫХ СЛОНОВ»
 
– Мне посчастливилось работать с двумя президентами МОК – Хуаном Антонио Самаранчем и Жаком Рогге, – рассказал Сергей Бубка корреспонденту «СЭ». – Такой опыт дорогого стоит. Я искренне восхищен этими людьми, которые всю свою жизнь, опыт и знания посвятили тому, чтобы олимпийское движение было на высоте.
 
Наследие, которое через несколько дней получит новый президент, заслуживает уважения. Финансовое состояние МОК просто фантастическое: на сегодняшний день резервный фонд организации составляет около миллиарда долларов. Иметь надежных коммерческих и медиа партнеров (12 спонсоров и 130 телеканалов. – Прим. Е.С.) – тоже немалое достижение. К тому же последние Игры признаны одними из самых успешных в истории современного олимпизма.
 
– В одном из пунктов вашей программы вы отметили, что Олимпийские игры должны обходиться организаторам дешевле. За счет чего можно это осуществить?
 
– Немаловажное значение имеет контроль масштабов Олимпийских игр. Не в последнюю очередь речь о спортивных сооружениях. Многие объекты, особенно летней Олимпиады, можно делать временными, чтобы после окончания соревнований они не превращались в «белых слонов» – огромных и очень затратных для содержания. Объекты должны быть хорошим наследием для будущего города и страны, в которых проводятся Олимпийские игры, а не обузой, как это нередко случалось в прошлом.
 
Второй вопрос – это количество федераций и спортивных дисциплин, которые будут включены в олимпийскую программу. Мне кажется, вначале следует поднять планку участников Игр примерно до десяти с половиной тысяч, а потом уже принимать решение о расширении программы. Олимпийские дисциплины должны быть зрелищными и современными, популярными и увлекательными в первую очередь для молодежи. Тогда и программа Игр будет интересной.
 
Олимпийские игры – это шоу, равных которому в мире нет. Для того, чтобы и в будущем быть на высоте, они должны оставаться актуальными. От этого зависят и масштабность, и финансовая составляющая. Механизмы удешевления Игр важно отыскать еще и для того, чтобы за проведение этих соревнований смогло бороться больше городов. Чтобы олимпийское движение дошло до наименьших уголков земного шара. Чтобы в каждой стране спорт становился все популярнее, а молодежь воспитывалась на олимпийских ценностях.
 
– Коснется ли удешевление такого дорогостоящего элемента олимпийского праздника как церемонии открытия и закрытия?
 
– Удешевление – это палка о двух концах. Да, МОК стремится к тому, чтобы сделать Игры дешевле. Но разве можно экономить на таком уникальном зрелище? Каждый город-столица хочет понравиться, а значит, запомниться. Каждая страна желает, чтобы ее Олимпиада стала самой лучшей. Поэтому урезать праздничные церемонии вряд ли обоснованно, да и вообще возможно. Это то, что смотрит почти все население земного шара – количество телезрителей дошло практически до пяти миллиардов. Так что нужно дать реальную оценку, что можно удешевить без негативных последствий, а что реально нуждается в финансировании.
 
– Уже несколько десятков лет высшие чины олимпийского движения говорят о том, что антидопинговая программа требует изменений. Но как именно сделать допинг-контроль более эффективным и прозрачным, и одновременно менее беспокойным для спортсменов, никто конкретно не знает. Есть ли у вас идеи на этот счет?
 
– Еще в 1999 году, когда чистота спорта как никогда ранее была поставлена под сомнение, МОК стал инициатором образования Всемирного антидопингового агентства, цель которого – контролировать атлетов, выявлять те препараты и процедуры, которые они употребляют для улучшения спортивных достижений. В равной доле акционерами этого агентства являются МОК и правительства государств. Мы прекрасно понимали, что без поддержки правительств, их ресурсов, научного и медицинского потенциала нам не удалось бы добиться того результата, которым мы можем похвалиться уже сегодня. Прогресс в очищении спорта от допинга является действительно колоссальным.
 
Но, невзирая на то, что с каждым годом мы ловим все больше и больше нарушителей, всегда остаются те, кто ищет лазейки, чтобы обойти закон. Такова уж человеческая натура. То, о чем вы спрашиваете, – задача непростая. Но эта борьба должна продолжаться. Один из вариантов – воспитание спортсменов с юных лет, просвещение родителей и тренеров по теме вреда допинга для здоровья, чтобы они понимали и осознанно не переступали недозволенную границу.
 
Но этого недостаточно. Мы должны еще больше ужесточать меры. Чтобы нарушители понимали: рано или поздно они будут наказаны. Другого пути у нас нет.
 
 – Правильно ли это – отбирать у спортсменов медали через восемь лет после окончания соревнований?
 
– Абсолютно правильно. А как иначе? Раз обманул – понеси наказание! Сейчас допинг-пробы хранятся восемь лет. Для чего? За это время могут появиться новые способы обнаружения запрещенных препаратов. Дело в том, что сегодняшние методики при контроле позволяют увидеть: что-то не так. Но конкретно обнаружить, что именно, получается не всегда. А вот через несколько лет, благодаря развитию медицины, тайное становится явным.
 
Так, на Олимпиаде в Афинах-2004 было отложено более сотни проб, которые вызывали сомнения в их чистоте. Нарушения же удалось обнаружить только недавно. И не важно, когда медаль вернут истинному герою – через год, два или восемь лет. К тому же, мы не собираемся останавливаться на этом сроке. Следующее решение насчет хранения проб, уверен, будет 12 или даже 14 лет.
 
У ПРОЕКТА ИГР-2022 МИНУСОВ НЕТ
 
– Как восприняли вашу программу на официальной презентации в Лозанне?
 
– Мне приятно, что ее оценили как одну из лучших. У меня есть четкое видение и конкретные предложения, в каком направлении нужно двигаться. Сегодня у нас стабильно высокое финансовое состояние, поэтому мы должны работать на опережение, инвестировать в будущее. Вкладывать деньги в молодежь, чтобы вернуть ее в спорт, дать новый толчок для занятий физической культурой.
 
На сегодняшний день спорт практически во всем мире, да и школьная система физического воспитания отошли на второй план. Физическая активность, к сожалению, больше не является приоритетом. Поэтому мне хочется как можно скорее воплотить в жизнь все свои задумки и мечты. Олимпийское движение пользуется уважением и колоссальным авторитетом, у него есть все шансы повести за собой мировую общественность.
 
Очень многие подходили и поздравляли с удачной презентацией. Моя программа понравилась нынешнему президенту МОК Жаку Рогге. Я знаю, что он говорил искренне. Не менее важными были и личные встречи с функционерами Олимпийского комитета, где у меня было больше возможностей объяснить все детали и нюансы.
 
Со многими я поддерживаю дружеские отношения. Мне легко находить общий язык с коллегами как в прямом, так и в переносном смысле. На презентации мне не нужен был переводчик: о своем видении дальнейшего пути развития олимпийского движения я рассказывал на английском и французском языках. Еще я понимаю польский, хотя говорить с поляками на их родном языке могу только чуть-чуть.
 
– Львов будет подавать заявку на проведение зимних Олимпийских игр-2022. Имеет ли она реальные шансы? Или презентация города и всей Украины – это инвестиция в будущее, работа на имидж?
 
– Чтобы дать реальную оценку, нужно дождаться, пока назовут всех кандидатов. Олимпийские эксперты после визита к нам долго находились под впечатлением от архитектуры и древней истории Львова. Кроме того, удачно само расположение города: из любого уголка Европы туда  можно свободно добраться на автомобиле. Это стратегическое место для развития Западного региона Украины, да и всей страны в целом.
 
Освоение курортных и туристических зон в любом случае значится в проектах развития страны. Но проведение Олимпийских игр ускорит развитие Западной Украины на 20, а то и на 30 лет. Именно столько времени понадобится, чтобы размеренно и неспешно создать в Прикарпатье необходимую инфраструктуру. Белая Олимпиада может стать хорошим стимулом сделать все гораздо быстрее, дать спортсменам возможность тренироваться и соревноваться у себя на родине, а остальным людям – комфортно отдыхать в Карпатах.
 
Какие минусы у этого проекта? А я их не вижу. Сооружения для проведения всевозможных международных форумов, ярмарок, выставок, а также спортивные объекты и возможность оздоровления не могут принести вред населению. Так что за проведение Игр стоит бороться. А шансы есть всегда.
 
ПРЫЖКИ С ШЕСТОМ МНЕ НИКОГДА НЕ СНИЛИСЬ
 
– Приходилось ли вам когда-нибудь использовать умение высоко прыгать в повседневной жизни?
 
– Когда я был ребенком, чтобы заниматься спортом, мне приходилось перепрыгивать через заборы. Я жил рядом с воинской частью. Никаких других спортивных площадок, кроме как у военных, поблизости тогда не было. Вот мы с мальчишками и перелезали через забор, зная, что, за нами будут гоняться солдаты и, если поймают, то обязательно задержат. Но нас это не останавливало. Мы нарушали правила, чтобы позаниматься, а заодно и посоревноваться друг с другом: кто больше подтянется, быстрее пробежит.
 
Иногда офицеры, заметив, что по территории гуляют мальчишки, давали солдатам команду поймать нас. Но задержать меня им не удавалось ни разу: я быстро бегал, а потом просто-таки перелетал через забор. Преследовавшие по пятам солдаты стимулировали меня к потрясающим прыжкам. (Смеется).
 
– Когда вы с трибун наблюдаете за соревнованиями по прыжкам с шестом, возникает ли  желание самому выйти в сектор?
 
– Нет, никогда. Свое я уже отпрыгал. 26 лет активных выступлений вполне хватает для удовлетворения и амбиций, и острых ощущений. В 2000 году я принял решение уйти из большого спорта и с того времени к шесту даже не прикасался. При этом продолжаю бегать, нагружаю организм в тренажерном зале, занимаюсь плаванием, велоспортом, горными лыжами, наматываю километры на беговых лыжах. Все это помогает мне поддерживать хорошее физическое состояние.
 
А прыгать… Зачем? Я остался при тех позитивных впечатлениях, когда прыгал по-настоящему. Прыгать плохо мне не интересно. Я все люблю делать хорошо. В этом моя проблема. (Смеется).
 
– Четырехкратный призер Олимпийских игр в беге на 100 м и 200 м Ато Болдон, который был почетным гостем на юношеском чемпионате мира в Донецке, признался, что мечтает сфотографироваться с вашим памятником…
 
– …в таком случае его мечта осуществилась – мы фотографировались вместе на его фоне. Я же к монументу отношусь без особого фанатизма. Вначале вообще был противником того, чтобы мне ставили памятник при жизни. Но руководство горсовета уговорило: у молодежи должны быть кумиры, маяки, герои, на достижениях которых они будут воспитываться. С этими доводами пришлось согласиться, но при этом я четко разделил: памятник поставили атлету Сергею Бубке, которому удалось достичь в спорте высоких результатов. А я – человек, жизнь которого не ограничивается прыжками, рекордами и медалями.
 
– Где хранятся все ваши награды?
 
– Самые памятные и ценные выставлены в домашней галерее. Остальные лежат в шкафу. Свои медали никому не дарил. Память о каждой победе сохраняется дома. Теннисные награды сына тоже находятся в домашней коллекции. Но свои медали Сергей разместил у себя в комнате. Мои же выставлены на обозрение в гостиной.
 
– У вас бессчетное количество побед и рекордов. Есть ли среди них особенные, памятные, выстраданные?
 
– Каждая медаль по-своему ценна. Но самые близкие – это, бесспорно, первое золото чемпионата мира-1983, олимпийская медаль Сеула-1988, награда за первый прыжок на высоте шести метров, а также победа на чемпионате мира 1997 года, когда я через восемь месяцев после травмы вернулся в спорт и выиграл свой шестой чемпионат мира.
 
Часто ли вспоминаю собственные победы? По натуре я все время стремлюсь идти вперед. Багаж, приобретенный в спорте, характер, помогавший добиваться результатов, после окончания спортивной карьеры никуда не исчез, мне он не раз пригодился в жизни. Вот почему я хочу привлекать детей в спорт: чтобы у них был сильный характер, чтобы они могли преодолевать трудности, не сдаваться, идти вперед и становиться лучше.
 
– Вам часто снятся прыжки с шестом?
 
– Практически никогда. Они мне и раньше редко снились. Сны у меня почему-то совсем не спортивные…
Фото: Анастасія Маринина