Ольга Саладуха: «Мы все еще ищем камушек»

35

Признаюсь, не подсчитывала, сколько награждений уже прошло на легкоатлетическом чемпионате мира в Тэгу, но только сегодня, когда золотую медаль водрузили на грудь Ольги Саладухи, пришло неожиданное осознание того, что маленькие и худенькие корейцы, которые в зрелом возрасте ничем не отличаются от украинских школьников средних классов, почему-то решили сделать медали чемпионата неприродно огромного размера. Для современного мира это, конечно, не дикость. Организаторы крупнейших соревнований уже давно изощряются в дизайне своих наград, придавая им причудливые формы. Но в момент, когда Ольга стояла на пьедестале, еле сдерживая слёзы, почему-то вспомнился ее прошлогодний рассказ о возвращении домой с чемпионата Европы в Барселоне. Тогда счастливая чемпионка Старого Света привезла своей годовалой дочурке чуть ли не полчемодана всевозможных игрушек и одежек. Но ведь парадокс, что из всех обновок  Дианочка облюбовала золотую медаль чемпионата Европы, завоёванную ее мамой в каталонском секторе. И вот теперь Оля прилетит домой с новым подарком. Дочка за год, конечно, подросла, медаль, как оказалось, тоже, за что корейцам отдельное спасибо. Я почему-то уверена, что теперь уже двухлетняя Дианочка обязательно оценит ее дизайн и размер, но, увы, вряд ли еще поймет ее весомость и значимость. Да и зачем ей это, если мамино возвращение в родные пенаты куда важнее и приятнее любых подарков. А золотую медаль чемпионата мира лучше пусть оценит по достоинству страна, сказав отдельное и ощутимое спасибо за ее внутреннее содержание и наполнение счастливой обладательнице и ее тренеру Анатолию Бойко. Потому что они ее не просто выиграли или завоевали. Они ее воистину заслужили!

 


 

 

Ольга, пришло ли уже осознание того, что ты стала чемпионкой мира?

Если честно, никакого осознания случившегося еще нет. Все произошло очень быстро, как и в прошлом году после чемпионата Европы: награждение, пресс-конференция, допинг контроль, и быстренько в атлетическую деревню.

 

Тогда я тебе объясню: выиграть чемпионат мира – это реально круто! Но выиграть его в первой попытке – это вообще жесть!

(смеется)… тем более, что первую попытку мы делали как бы пробную, чтобы прочувствовать сектор, дорожку, сделать зачет и потом уже иметь возможность творить. Это был хороший, я бы сказала классический прыжок, но я никак не ожидала, что именно он принесет мне победу.

 

Не задумывалась, почему именно эта попытка стала самой далекой в твоих финальных соревнованиях?

Наверное, потому, что именно на нее я максимально сконцентрировалась и выполнила все установки. А потом мы начали искать ощущения, пытались  набежать, улучшить что-то в технике, изменить в лучшую сторону, но большего результата это, увы, не принесло. Немаловажным негативным фактором во всех последующих попытках стал ветер, который крутил по стадиону во всех направлениях. Какие только жесты не придумывал мой тренер, дабы показать мне его направление. Я, конечно, ориентировалась на его подсказки, но если на планке ветер в какой-то момент был попутным, то в начале разбега он дул в лицо. С моим весом тяжело этому противостоять и я, пытаясь преодолеть его сопротивление, просто зажималась. Да и хотелось прыгнуть максимально далеко. В принципе, первые три попытки мне никто не наступал на пятки, и я вполне могла прыгать раскованно и хорошо.

 

Saladuha_Daegu_1Часто бывает так, что человек, совершивший далекую первую попытку, особенно на соревнованиях наивысшего уровня или успокаивается раньше времени, или просто уже не может завестись, или наоборот от переизбытка чувств, не добавляет в результате, но его обязательно кто-то нагоняет в процессе соревнований. У тебя было опасение того, что не в одной, так в другой попытке с тобой может произойти то же самое?

Честно говоря, первые три попытки я не контролировала результаты соперниц. Но в любом случае в каждой из своих последующих попыток я пыталась прибавить к уже существующему результату. Отсюда и выплывали ошибки: то скачок перетяну, то шаг. И сложить настоящий целостный прыжок никак не удавалось. Я все время держала руку на пульсе показателей соперниц и в то же время стремилась улучшить свой. Хотелось победить с результатом не 14.94, а хотя бы 15.07 или пусть 15.06, но чтобы попутный ветер не превышал допустимые нормы. У нас на этот чемпионат были свои цели и задачи. Медаль, безусловно, хотелось. Но сказать, что я рассчитывала выиграть чемпионат, значит, сказать неправду. Мы предполагали, что двукратная чемпионка мира Яргелис Савинье обязательно пойдет в бой и прыжков на уровне под 15 метров будет мало для победы, но кубинка травмировалась. Очень амбициозна и интересна в секторе колумбийская прыгунья, которая в итоге завоевала «бронзу». Ольгу Рыпакову тоже надо было не упускать из виду. Серебряный призер прошлого чемпионата мира кубинка Мабель Гей могла преподнести любой сюрприз. В итоге нас было 5 человек, которые абсолютно на равных претендовали на медали чемпионата любого достоинства и, более того, заслуживали их. Но сложилось все у меня. Теперь в моей коллекции к европейскому «золоту» добавилось еще и мировое. Этот комплект дорогого стоит. Мы с тренером несказанно счастливы. Ему огромнейшее спасибо за все, что он для меня делает: за поддержку, терпение, понимание, за неустанный поиск, который нам из года в год помогает расти в результатах.

 

Оля, в квалификационных прыжках, где ты показала скромные 14м40см и не очень то была похожа сама на себя в секторе, у многих возникало беспокойство того, что ты таки попала в акклиматизационную яму. Ведь в Тэгу ты прилетела позже всех – 28 августа – и длительный перелет вместе с местной удушающей погодой вполне могли сказаться на самочувствии.

С перелетом у меня проблем никаких не было. Дата прибытия в деревню у нас тоже была заранее оговорена с руководством. Но прежде чем принять такое решение мы с тренером проштудировали мои спортивные дневники по выступлениям в Пекине, Таиланде, Осаке, то есть, в этом же регионе и поняли, что ничего страшного в прибытии на чемпионат под самый старт нет. Вся акклиматизация – в голове. Просто получилось так, что квалификацию я хотела пройти на одной ноге и малой кровью. Кстати, не одна я к этому стремилась. В первой же попытке мне показалось, что я совершила довольно далекий прыжок, потому, увидев результат на табло, была даже удивлена. Как потом сказал мне тренер, мол, ты настроилась делать только одну попытку, вот она у тебя одна и получилась. А в двух последующих квалификационных попытках я опять окунулась в поиск идеальной техники, что в очередной раз не привело к нужному результату. Но особо я по этому поводу не переживала. Ведь хочешь ты того или нет, а все равно знаешь, на что горазд каждый в этом секторе. Ну, пусть кто-то один преподнесет сюрприз, но ведь не более. Вот и в этот раз приятно удивила Амиль Алдама, которая в свои уже почти 40 лет смогла улететь на отметку 14м35см. Так что я была уверена, что результата 14м40см вполне хватит для прохождения квалификации (квалификационный норматив в секторе для тройного прыжка среди женщин был 14.45м). Это все было вполне предсказуемо еще до начала старта.

 

После такого прохождения квалификации ты не заволновалась о том, что что-то идет не так, как запланировано?

Зачем волноваться раньше времени? Я отдохнула день после квалификации, а на сегодняшней утренней разминке уже все стало на свои места. Как говорят, сосредоточилась, включила мозги, включила себя в работу и любые сомнения развеялись в одно мгновение. Тренер тоже был доволен моим состоянием. А когда мы уже вышли в финальный сектор на разминку, то я только и видела, как тренер мне показывает поднятый вверх большой палец, мол, все ОК. Вот тогда я поняла, что, действительно, все нормально.

 

В прошлом году ты прошла летний сезон ровненько, но с небольшими ямками в результатах, впрочем, выполнив главную задачу и выиграв чемпионат Европы. Нынешнее лето вообще ты «отстрелялась» чрезвычайно гладко и на очень высоком уровне, я бы сказала на голову выше предыдущего. Это было красиво и уникально. Что изменилось?

В первую очередь, это результат нашей работы над техникой прыжка. В этом направлении мы работаем неустанно. Мой тренер все время находится в поиске идеального прыжка, к которому мы и стремимся. Пока моя техника несовершенна, но мы уже отработали действительно уникальные связки. Например, просматривая и анализируя мои прыжки в Стокгольме и Юджине, мы установили, что связка «скачок + шаг» (первые две фазы тройного прыжка) у меня были за 10 метров. Очень немногие женщины-прыгуньи тройным имеют в своем активе такие показатели. Но что касается меня, то выполняя далекие первые два шага, я не могла сделать качественный и технически правильный третий прыжок. Сейчас мы уже выровняли весь прыжок, но не всегда получается с приземлением. Вот так шаг за шагом мы пытаемся совершенствоваться. И если подход к методике и тренировочным нагрузкам у нас изменились совсем немножко, то техническая направленность работы стала совершенно иной. Следующий элемент для исправления – это связь разбега с прыжком. Если я это смогу сделать поглаже, то выиграю существенно в горизонтальном прохождении вперед, а, значит, смогу совершить более далекий прыжок.

 

Ты много говоришь о технике, но скорость, мощность и сила – это те составляющие тройного прыжка, без которых совершать далекие прыжки тоже невозможно. От своих главных соперниц в секторе ты разительно отличаешься хрупкостью. Увидев тебя без спортивной формы, даже подумать не можешь, что эта девчушка может быть чемпионкой мира, да еще и тройном прыжке. Насколько ты сильна в этих аспектах подготовки?

О скорости и силе забывать нельзя. Над этим мы тоже работаем усердно. На самом деле, я сильна, и, скорее даже от природы, чем от приложенных к этому усилий. Но мега-мышцами я, действительно, не отличаюсь (смеется). И нарастить мы их не можем, потому что у меня такая конституция тела. Конечно, физическая подготовка и психология играет не последнюю роль в достижении результата, нот все-таки технический элемент в тройном прыжке очень немаловажен. Можно быть большим, сильным и быстрым, а в итоге просто не собрать прыжок. Прыжки через силу в современном спорте уже давно неактуальны. Несмотря на то, что мы переносим сумасшедшие нагрузки, надо еще уметь не просто оттолкнуться в этой ситуации, но отскочить, отлететь от дорожки,  потеряв при этом минимум в скорости.

 

В мире бытует мнение, что именно постсоветская школа тройного прыжка и отличается постановкой техники, а не работой через силу. Вы в своих тренировках отталкиваетесь от нее или создаете что-то свое, – кардинально новое и уникальное?

Ничего уникального мы не создаем и велосипед по второму кругу изобретать не собираемся. Есть очень много фильмов, кинограмм, распечаток, на которые мы пытаемся ориентироваться. Та же Инесса Кравец, Лена Говорова, Джонатан Эдвардз … Последний вообще идеал техники тройного прыжка… Вот на распечатки их кинограмм тренер накладывает мои прыжки, и таким образом мы проводим сравнительные анализы. Современные технологии позволяют сейчас увидеть, казалось бы, невозможные и недоступные для человеческого глаза детали. Мы стараемся следовать так называемой технике маятника. Мне тренер часто приводит в пример мирового рекордсмена Эдвардза, мол, посмотри на работу его таза, – это же маятник! Он и вправду скользит в прыжке, как камушек по воде. Вот мы и пытаемся поймать этот «камушек».

 

Удавалось лично пообщаться с Кравец, Говоровой, Эдвардзом, дабы почерпнуть от них еще больше знаний и опыта?

Как-то не было у меня такой возможности. Разве что с Еленой Говоровой перекинемся несколькими фразами, но глубоко о технике тройного прыжка мы никогда не разговаривали. А в принципе, пообщаться было бы интересно.

 

Ты нередко упоминаешь о том, что давно готова и горишь желанием совершить прыжок за 15 метров. Один уже есть, что немаловажно, но пока с превышением попутного ветра. Но в спорте спортсмены часто употребляют такую фразу: «Я так хотел это сделать, что мое же чрезмерное желание сыграло со мной злую шутку». У тебя нет ощущения, что твое желание наконец-то прыгнуть за 15 метров тебе же и мешает?

Это не ощущение, это на самом деле так. Когда я «отпустила» мозги и даже вот сегодня прыгнула 14.94, или когда в Стокгольме улетела на 15.06, я просто становилась и прыгала, не зацикливаясь ни на чем. А когда я начинаю сильно хотеть, наружу лезет только напряжение. С ним то и надо бороться, чтобы на следующий год прыгать таки за эту черту 15-ти метров.

 

Чуть раньше ты сама упомянула немаловажность психологического аспекта в подготовке. В прошлом году перед чемпионатом Европы ты была действительно недосягаема для своих соперниц по результатам. Конечно, это не гарантировало медаль, но, тем не менее, в барселонский сектор ты выходила вполне уверенно и без лишних нервов и переживаний могла выполнять свою работу. В этом году впервые за всю свою карьеру ты стала пусть не единоличным претендентом на «золото» чемпионата мира, но одной из безоговорочных фавориток на виде. И даже не говори, что ты не обращала на это внимание, – не поверю! Тяжело с этим грузом справляться психологически?

Ваш вопрос – это ответ на десятки «почему», которые возникали у многих перед чемпионатом мира. Почему я не хотела общаться с представителями СМИ до чемпионата мира? Почему я не хотела давать интервью после квалификации? Почему я не поехала на сбор в Бусан и прилетела в Тэгу под самый старт? Это все потому, что я не хотела слышать о том, что я фаворит, что я должна бороться за медаль, что я могу стать лучшей. Всё это психологически не просто давит, а убивает.  Поэтому мы с тренером решили «спрятаться»  на базе олимпийской подготовки в Святошино. Я не отвечала на звонки с незнакомых номеров и не горела желанием распыляться в общении. Особенно после вопроса журналиста: «Что вам важнее бриллианты самой престижной легкоатлетической лиги или чемпионат мира?», я поняла, что глупо в самый важный момент подготовки к главному страту сезона тратить время на бредовые вопросы, ответ на которые, по-моему, очевиден для каждого здравомыслящего человека. Так что последние недели перед вылетом в Корею мы с тренером проводили в чистом хвойном лесу, без доступа в интернет, без связи, где никто не испытывал мои нервы и не производил на меня ни малейшего давления. Мы только тренировались и «кормили комаров».

Даже когда я прилетела в атлетическую деревню чемпионата мира, руководство и тренерский состав команды поступили очень мудро. Ни один человек не сказал мне, мол, давай, Оля, ты можешь, ты сильнейшая, ты наша надежда на медаль и т.д. Никто не возлагал дополнительную ответственность на мои плечи, которую я и без того чувствовала. Так что огромное спасибо всем, кто уберегал меня от лишней нервотрепки перед стартом.

 

Saladuha_flag_DaeguСпортивная нервотрепка – это вершина айсберга. Но ведь ты не можешь абстрагироваться  от жизни за пределами стадиона. У тебя есть семья, маленькая дочурка, которая в самые ответственные моменты подготовки находится далеко. И не переживать за нее, за ее здоровье ты не можешь. А эти эмоции зачастую зашкаливают куда выше, чем спортивные переживания. Как справляешься с этим?

Это, правда, один из самых нелегких вопросов. Но когда я уезжаю на соревнования, родные всегда стараются оградить меня от всяческих проблем, которые, не дай Бог, возникают в это время. За две недели до чемпионата мы как-то очень серьёзно поговорили на эту тему с мужем. Он сказал, как отрезал, мол, соберись, настройся, доработай самую важную часть сезона без лишних переживаний. Мы решили дочурку отправить на море, потому что мне очень важно знать, что ей в день моих выступлений хорошо и комфортно, что она где-то носится, с кем-то играет, плещется в волнах, а не сидит и скучает за родителями. Знаете, когда мне сегодня после окончания соревнований кинули с трибун флаг, у меня на глаза навернулись слезы. В них был выплеск всех накопившихся эмоций, все мои спортивные и неспортивные переживания, перемешанные с неописуемой радостью победы.

 

Ольга, когда ты стояла на пьедестале, было ощущение, что ты вот-вот расплачешься и что улыбаешься ты только для того, чтобы не дать волю этим слезам.

Так оно и было. Да, я такой эмоциональный человек, который может расплакаться от глубокого душевного волнения. Но в этот раз я не то сдержалась, не то еще не верила, что я таки стою на верхней ступени мирового пьедестала. Ведь на самом деле, две последние попытки в финале были очень напряженными. В любой момент могла взорваться колумбийка, далекие прыжки показывала Оля Рыпакова, и я начала нервничать. Не так из-за того, что соперницы дышат в затылок, а из-за того, что у меня не получалось сделать тот прыжок, на который я сегодня готова. Поверьте, такое нервное напряжение трудно снять за один миг. Да я понимала, что все закончилось хорошо и в мою пользу, да я знала, что теперь у меня есть титул чемпионки мира, но осознать все это на тот момент мне не удалось. Как и в Барселоне на чемпионате Европы прошлого года, это было шоковое состояние. Только шок был совершенно другим.

 

Многие спортсмены говорят о великих жертвах во имя спорта. Ты тоже многим жертвуешь ради достижения результатов?

Жертвую? Да нет, я ведь занимаюсь любимым делом и просто многое в жизни ему подчиняю, находя определенные компромиссы. Тем более, я такой человек, которого тусовки, дискотеки, всевозможные развлечения не интересуют в принципе с момента появления семьи. Когда я уезжаю на сборы, я получаю удовольствие от проделанной работы. Возвращаясь домой, я счастлива, что нахожусь рядом с дочуркой и мужем, если он на этот момент не в отъезде. Это совершенно нормальная, спокойная и счастливая семья, ставшая моим самым главным очагом тепла и душевного равновесия.

 

Как показывают мои личные наблюдения, в течении последних сезонов твое поведение на публике слегка изменилось. Сказать, что ты закрылась в себе, – нет, это неправда. Но ты стала более сдержанна, ровна, спокойна, без очевидных проявлений радостей или разочарований. Это как жизнь в одной тональности, на одной интонации. В пример приведу твои прыжки в США и Стокгольме, где ты улетала на 14.98 и 15.06 соответственно. Красивые прыжки. Далекие попытки. Личные рекорды. И что? Никаких проявлений эмоций на лице, кроме чуть заметной улыбки, слегка коснувшейся уголков губ и глаз. Ты словно боишься расплескать себя по пути к чему-то более важному и значимому.

Можно сказать и так. Знаете, я очень хорошо помню пекинскую Олимпиаду. Именно там я совершила ошибку, которая сейчас выливается вот в такое поведение. В Китай я приехала крайне самоуверенна. Не подумайте, что я примеряла на себя медаль раньше времени. Нет! Но на то время все мои тесты и тренировочные показатели кричали мне, что я нахожусь в замечательной спортивной форме. Они то и придавали мне той самой уверенности. А в итоге я все это расплескала до начала соревнований. Потому сейчас я стараюсь сдерживать себя от проявлений мимолетных радостей. Да, 14.98 и 15.06 – это здорово, но я знаю, что могу прыгать дальше, да и победы на таких соревнованиях – это не главная моя цель. Например, в прошлом году я могла искренне порадоваться только по завершению Континентального Кубка, когда понимала, что мой сезон уже полностью закончен. Сейчас у меня остался только финал Бриллиантовой Лиги в Брюсселе, посмотрим, какие будут эмоции после его завершения.

 

Об отдыхе уже мечтаешь?

У меня нет мечты отдохнуть от сектора, я не валюсь от усталости с ног, но я очень хочу наконец-то полноценно отдохнуть со своей семьей. Мы с мужем уже два года не можем состыковать наши тренировочные и соревновательные графики. В прошлом году еще и Дианочка была совсем маленькая, потому мы побоялись везти ее куда-то далеко от дома. Но на этот сентябрь у нас уже запланирован семейных выезд на море. Муж сам выбирал место нашего будущего отдыха, а его вкусу я полностью доверяю. Надеюсь, что после напряженного сезона я растворюсь в спокойном и красивом отдыхе, какой мы обычно видим только на картинках.

 

Saladuha_pjedestal_DaeguКстати, о картинках. Сегодня в финале прыжков на чемпионате мира ты и сама выглядела так, словно только сошла с картинки. Утонченная, интеллигентная, романтичная. Твой образ полностью соответствовал своему поведению. Ты его как-то продумывала?

Нет, конечно. Просто из-за жары я заколола волосы. Получилось просто, удобно, но в то же время оригинально. Ничего вычурного я и не пыталась придумать. Но когда спускалась в лифте по дороге на старт, меня уже наши ребята комплиментами засыпали. Я только отшутилась, мол, главное в нашем деле – это красиво выглядеть. Похохотали, да и все. А вообще, внешний вид женщины – это ее настроение. По крайней мере, у меня эта закономерность прослеживается.

 

Твое женское настроение часто меняется?

Нет. В большинстве случаев я обычный и спокойный человек.

 

Что может вывести тебя из равновесия или выбить из колеи?

Наверное, вопросы, касающиеся моих родных и очень близких людей. Например, в Стокгольме, когда, казалось бы, у меня должен был быть праздник души с первым прыжком за 15 метров, я не могла найти себе места, потому что, позвонив домой, узнала, что у дочурки температура под 40 градусов. Конечно, мне никто этого не сказал до соревнований. Но эта неприятная новость перечеркнула все приятные ощущения после далеких прыжков. Я и плакала, и внутренне паниковала, и не могла найти себе места. Все это нелегко переносится, особенно, если в этот момент ты далеко и мало чем можешь помочь.

В других случаях выбить меня из колеи тяжело. Это я раньше могла размениваться по пустякам, а сейчас понимаю, что спорт не прощает слабостей. В большом спорте все становятся матерыми волками, и если я на каждого волка буду реагировать, то от меня вскоре ничего не останется. Я выбрала путь, который слабым не покоряется.