Эд Мозес: “Я знал всё о своих соперниках”

37

Олимпийский чемпион в беге на 400 м с/б рассказал о своей карьере, о часах, проведенных за изучением статистики, поддержал ВАДА и посоветовал звездам оставить тактические игры

За четыре месяца до Олимпиады поклонники легкой атлетики уже имеют представление о том, кто входит в число фаворитов в каждой дисциплине. Маловероятно, что до медалей удастся дотянуться новичкам. Так же говорили за четыре месяца до Олимпиады в Монреале 1976 года. Все думали, что никому из темных лошадок не побороться за золото. Но Эдвин Мозес с этим не был согласен.

Он родится летом 1955 года в Дэйтоне (штат Огайо). Родители воспитали в нем любовь к упорному труду и самодисциплине. Он был способным учеником в школе и даже к старшим классам ничто не предвещало блестящей карьеры в легкой атлетике. Близорукий, невысокий (182 см), не слишком мощный – менее 64 кг веса, он не выглядел спортивным и не показывал впечатляющих результатов.

После школы Мозес переехал в Атланту, чтобы в колледже продолжить изучение физики. Его колледж, Морхауз, альма-матер Мартина Лютера Кинга и Сэмюэля Л. Джексона, знаменит на всю Америку своими академическими традициями. А вот стадиона там не было. Казалось бы, как при таких условиях можно превратиться в двукратного (1976 и 1984 гг.) олимпийского чемпиона? А ведь Мозес ещё выиграл два первых чемпионата мира – 1983 и 1987 гг. Но самое умопомрачительное достижение этого спортсмена – беспроигрышная серия, продлившаяся 9 лет, 9 месяцев и 9 дней, которая началась в августе 1977 года в Германии. Он финишировал первым в 122 забегах подряд.История упорного труда Мозеса остается одной из самых вдохновляющих в спорте.

«Мою историю успеха нельзя назвать историей прирожденного чемпиона. Но я оставался в спорте дольше, чем те, кто побеждал меня в 15, 16, 18 и даже в 20 лет. И я работал больше, чем они. Наверное, в 16-18 лет я мог бы быть сильнее. Но я вышел на пик тогда, когда это было нужно. В свое время мне не хватило нескольких секунд, чтобы получить спортивную стипендию, поэтому я пошел в колледж без легкоатлетической команды и стал обычным студентом. Если бы в 1974 или 1975 году кто-то мне сказал, что я стану олимпийским чемпионом, я бы не поверил. Даже в 1976-м не поверил бы», – вспоминает Мозес

Но к весне 1976 года упорный труд спортсмена начал приносить плоды. И он добавил несколько сантиметров в росте, что облегчило преодоление барьеров. Но тогда он бегал 110 с барьерами, и только в конце марта, на соревнованиях во Флориде, Мозес попробовал 400 с/б. Эта дистанция стала для него настоящим откровением.

«В первый день соревнований во Флориде я пробежал привычные 110 м с/б и смог квалифицироваться на олимпийский отбор. Потом пробежал 400 м и тоже завоевал право участвовать в отборе. И я решил попробовать 400 с/б. Я бежал эту дистанцию впервые. Мой результат был 50.1. И этого было достаточно для участия в олимпийском отборе», – рассказывает Мозес. Мировой рекорд Джона Аки-Буа из Уганды тогда составлял 47.82. С первой попытки Мозес уступил ему всего 2 секунды. Возвращаясь из Флориды домой, он уже знал, что его ждет золотое будущее.

«Я сказал директору колледжа, что выиграю отбор и побью мировой рекорд на Олимпиаде. Он спросил, уверен ли я в этом. Я сказал, что могу это гарантировать. И он дал мне три тысячи долларов, которые позволяли мне выйти на старт национального чемпионата». Мозес поехал на отбор и выиграл его. Затем поехал на Олимпиаду и выиграл. Да, с мировым рекордом.

Он не просто сделал шаг вперед в своей дисциплине, он произвел настоящую революцию. До Мозеса лидеры в беге на 400 м с/б, такие как Акии-Буа или олимпийский чемпион 1968 из Великобритании Дэвид Хемери, между первыми пятью барьерами делали по 13 шагов, а затем переходили на 15. А Эдвину хватало сил сохранять первоначальный ритм до последнего барьера. «Я делал 19 шагов перед первым барьером, а потом – по 13. Варьировалось только количество шагов после последнего препятствия. Как-то в быстром забеге я сделал 151 шаг, но чаще из было 152-154», – рассказал сам спортсмен.

Мировой рекорд 47.63 Мозес установил всего лишь в своем одиннадцатом старте на этой дистанции. Он быстро стал признанным фаворитом, но никогда не принимал победы как данность, каждым соревнованиям предшествовала тщательная подготовка. «Я всегда все знал о своих соперниках. Я следил за их выступлениями, собирал статистику. На протяжении всей своей карьеры. У меня даже слезы иногда наворачивались на глаза по дороге на тренировку – так я был сконцентрирован. Для меня легкая атлетика была делом всей жизни. У меня не было в спорте друзей, я сознательно себя изолировал, чтобы не отвлекаться. Нынешние спортсмены не могут похвастаться тем же. В мои времена не было плееров, айподов и всего прочего. Ничто не могло встать на моем пути к цели. Когда я выходил на старт, я знал, как готовы мои соперники и рассчитывал, что мне нужно сделать, чтобы победить. Так было на каждых соревнованиях. Мне приходилось прикладывать немало усилий, чтобы двигаться вперед. В моей дисциплине каждый день спортсмен ведет внутреннюю борьбу: или ты делаешь все скрупулезно и финишируешь, или нет. В конце тренировки, перед последними отрезками работы, твое тело уже изо всех сил сопротивляется какой бы то ни было активности. Невсемудаетсяэтопобороть. Приходитсяпридумыватькакие-топриемы. Выходишь на последний отрезок работы и говоришь себе: «Я знаю, сейчас будет очень трудно и больно». Но именно эта работа и будет иметь решающее значение», – объясняет Мозес.

В 1970-е годы, как и сейчас, некоторые спортсмены, кому не под силу переносить тяжесть нагрузок, искали обходные пути, в частности, употребление допинга. Мозес не просто держался подальше от запрещенных препаратов, он использовал свое естественнонаучное образование, чтобы улучшать программы допингового тестирования. «Я горжусь тем, что не употреблял допинг. Не все могут сделать такое заявление. Вернее, любой так скажет, но не любой при этом будет честен. Когда я выступал, немало атлетов прибегало к допингу. Я в этом уверен, потому что мне доводилось общаться со спортсменами, кто проигрывал людям, которым проигрывать был не должен», – заявляет Мозес.

Несмотря на то, что он является ярым противником допинга, Мозес не поддерживает Олимпийский комитет Великобритании в претензиях на право выносить пожизненную олимпийскую дисквалификацию за употребление допинга. Эдвину ближе точка зрения ВАДА. «ВАДА работает с более чем 600 организациями, которые должны действовать согласно правилам ВАДА. Британская Олимпийская ассоциация входит в их число. Правила гласят: если ты использовал допинг, ты получаешь дисквалификацию, а по её окончании – можешь соревноваться вновь. Это стимул для спортсменов начинать «чистую» карьеру после совершенной ошибки. Любая вина предполагает некое искупление, если, конечно, речь идет не о пожизненном заключении или смертной казни. Но в данном случае не идет речь о сценариях вроде «жизнь или смерть». Речь о спортсменах, которые готовы признать совершенные ошибки и оставить их в прошлом», – поясняет Мозес.

Титулованный бегун считает, что допинговые скандалы продолжают подрывать имидж легкой атлетики, но его волнуют и другие проблемы «королевы спорта». Например, склонность мировых звезд избегать очных встреч с основными соперниками. «Я вырос во времена высочайшей конкуренции. Каждый год я соревновался с Гаральдом Шмидтом. Иногда и по несколько раз в год. И мне хочется сейчас видеть тот же накал страстей. Неинтересно, когда Тайсон Гэй и Усэйн Болт стартуют в одном забеге раз в три или четыре года на чемпионате мира, потому что там этого уж точно не избежать. Я хочу видеть их борьбу регулярно. Именно такое соперничество сделает легкую атлетику захватывающей, и именно из-за его отсутствия этого до сих пор не произошло. Не знаю, кого винить, но национальные федерации должны придумать, как сводить основных звезд чаще. Люди хотят не разговоров и тактических хитростей, они хотят видеть спортсменов в деле. Когда я выступал, среди лидеров были совершенно не похожие друг на друга люди. Даже если взять только американцев, чемпионов мира: Джеки Джойнер-Керси, Эвелин Эшфорд, Роджер Кингдом, Уилли, Бэнкс, Дэн О’Брайен, Валерии Бриско-Хукс, Гэйл Диверс. Кумиры были на любой вкус», – вспоминает Мозес.

Сам Мозес также до сих пор является кумиром для множества спортсменов. И как знать, может быть, олимпийским чемпионом через четыре месяца станет кто-то, кого вдохновил пример этого необычного и чрезвычайно успешного бегуна.

 

Русскоязычный источник: www.rusathletics.com

Англоязычный источник: http://www.scotsman.com/news/interview-ed-moses-400m-hurdler-and-former-olympic-champion-1-2208332