Татьяна Гамера-Шмырко: «Соперников просто стараюсь не замечать»

30
«За кулисами спорта» продолжает расширение горизонтов: сегодня на HotSport.ua марафонский бег и одна из лучших украинских бегуний, Татьяна Гамера-Шмырко. На Олимпийских играх в Лондоне она была пятой в своей дисциплине, а в конце января 2013 года Татьяна стала первой украинкой, выигравшей марафон в Осаке.

ВРЕМЯ СДЕЛАТЬ ПАУЗУ
— Поздравляем вас с победой в Осакском международном женском марафоне. Вы установили свой личный рекорд и, к тому же, стали первой украинкой, победившей в этом соревновании. Как ощущения? Испытываете гордость за себя или, скорее, патриотические чувства?
— Я, честно говоря, даже не знала, что я первая украинка, победившая в этом марафоне, но в любом случае, патриотические чувства всегда есть, когда представляешь на соревнованиях свою страну. Ну и просто приятно, что улучшила личные показатели, конечно.
— К каким соревнованиям планируете готовиться сейчас?
— Пока что хочу посмотреть, как я отойду от этого марафона. Период подготовки и, собственно, само соревнование были жесткими и изнуряющими, я выложилась, насколько это было возможно, так что нужно как следует отдохнуть и прийти в себя. Поэтому мне и тренеру еще предстоит подумать над тем, к чему и когда я стану готовиться.
ДОЛГАЯ ДОРОГА В ПРОФИ
— Расскажете о ваших первых шагах в легкой атлетике? К сожалению, информации об этом немного.
 
— Бег мне нравился с детства. Как-то раз в школе, когда я была в 4 классе, учитель отправил меня бегать с семиклассниками. Разница, конечно, была серьезная, я чувствовала, что это не очень справедливо, но моего воодушевления такое вот неравенство никак не остудило. Затем я поступила в колледж в городе Кременец, что в Тернопольской области, и уже на этом этапе мое увлечение легкой атлетикой стало совсем серьезным. Но поскольку необходимой базы для тренировок там не было, я решила бросить колледж и поступила во Львовский государственный университет физкультуры.
 
На тот момент мне казалось, что я уже ну прямо суперпрофессионально занимаюсь спортом, но это были только детские иллюзии. Идти на пары, потом устраивать себе какой-то перекус, бежать на тренировку и делать уроки – все-таки, как ни крути, любительский формат.
 
— Как вы перешли на профессиональный уровень?
 
— Это было не очень быстро: после университета я вышла замуж, у нас родилась дочь… Будучи в декрете, я как раз смотрела Олимпиаду в Пекине, и мне очень хотелось вернуться в активную спортивную жизнь, хотя бы поскорее возобновить тренировки, начать бегать. Наша семья на тот момент уже переехала в Киев, так что поиски тренера я вела там. Оказалось, что это довольно трудно. В итоге я прозанималась год у одного специалиста, но поскольку это был детский тренер, что-то шло не так. В тот период у меня было много травм. И мне подсказали, что лучше стоит сменить амплуа и перейти на длинные дистанции: 5000, 10 000 метров.
 
— Сколько в среднем длится ваша подготовка к марафону?
 
— Зависит от того, что за марафон, в какое время года он проходит. К марафону в Осаке база закладывалась осенью, это были 2.5 – 3 месяца упорной подготовки именно к этому соревнованию. Последние полтора месяца выдались особенно интенсивными.
 
МУЗЫКАЛЬНЫЙ ДОПИНГ – НЕ ВАРИАНТ
 
— Как себя мотивируете? И можете ли сказать, одинаково ли выглядит настраивание перед забегом наших и иностранных спортсменов?
 
— Соперников я просто стараюсь не замечать. Перед стартом вообще ни на кого не смотрю, никого не вижу, концентрируюсь на себе, своих переживаниях и установке тренера. Чтобы не перегореть, отключаюсь от внешнего мира, так что в этот момент существует только задача, которая передо мной поставлена.
 
— Может быть, у вас есть музыкальные треки, которые вас вдохновляют?
 
— Музыку перед соревнованиями не слушаю вовсе. Обычно соревнования начинаются рано, так что утро перед марафоном выглядит, грубо говоря, так: просыпаешься, пьешь чай, выходишь на разминку и потом – на старт. Музыка не запрещена, но она мне просто не помогает, а, скорее, наоборот.
 
— Родные поддерживают вас во время соревнований?
 
— Да, но она на расстоянии – семья узнает новости по телевизору, из интернета. Муж и дочь со мной не ездят: дочь еще мала, ей шесть лет, и для нее дальние путешествия, например, в ту же Японию, могут быть тяжелыми. К тому же, всегда возникают трудности с визами, посольствами, нужны приглашения… Это такая морока.
 
— А государственная поддержка и поддержка болельщиков ощущается?
 
— Да, небольшая, но обычно она есть. Хотя в этот раз по сравнению с японцами – ощущение, что никакой. Местные болельщики были очень активны.