Ольга Брызгина: «На дорожке я всегда была бойцом»

63

 

На Олимпийских играх в Сеуле стадион взорвался овациями: советские атлетки феерически выиграли эстафету 4х400 м. Ольга Брызгина, черноволосая симпатичная девочка, чьи фотографии на следующий день облетели все газеты, на последнем этапе опередила легендарную американку Флоренс Гриффит-Джойнер и остановила секундомер на отметке мирового рекорда, который до сих пор остается непревзойденным.

 
Трехкратная олимпийская чемпионка, двукратная чемпионка мира Ольга Брызгина поделилась с читателями «СЭ» секретами своих побед и рассказала свою историю любви с олимпийским чемпионом Сеула в эстафете 4х100 м Виктором Брызгиным.
 
– В Советском Союзе всех спортивных героев знали в лицо. А вас на улицах узнавали?
 
– Когда появились результаты мирового уровня, в родном городе уж точно не могла остаться незамеченной. Поклонники были и за рубежом. Немцы, американцы и другие любители легкой атлетики писали письма с просьбой об автографе. Письма не переставали приходить долгие годы, их было уже целое море. А вот влюбленные воздыхатели или назойливые преследователи, к счастью, не попадались. То есть, у мужа не было ни малейших поводов для ревности. (Смеется).
 
– Какая из всех ваших медалей самая выстраданная?
 
– На дорожке я всегда была бойцом, сражалась с соперницами и секундами до последнего. Но на первой Олимпиаде переступить через себя было нелегко. Кто был на моем месте, кто прошел Олимпийские игры, тот никогда не забудет того напряжения. Каждая из нас, участниц финала, понимала: второго случая выиграть олимпийскую медаль судьба может и не предоставить. Все соперницы, ожидавшие своего звездного часа, – словно на подбор. И если тебе посчастливилось подняться на пьедестал, это значит только одно: в тот день ты была чуточку сильнее и чуть удачливее других.
 
В финал на 400 м я попала с лучшим результатом, что давало мне небольшое преимущество – хорошую дорожку. Успокоиться было очень непросто: переполненные от возбуждения трибуны без умолку кричали-рычали-визжали. Когда шла на старт, в голове промелькнула одна мысль: «Я лучшая. И вот сейчас это нужно доказать». А потом стала настраиваться только на то, чтобы правильно построить свой бег: чтобы и с результатом достойным прибежать, и при этом не слишком утомиться. Ведь впереди нас ждала эстафета. «Выходя на третью сотню, ты должна быть впереди всех, – сделал заключительную установку тренер. – К тому моменту все устанут, и каждый сантиметр преимущества будет иметь огромную цену». Я пробежала точно «по расписанию». На третью стометровку вышла первой, а перед финишным рывком мое преимущество было уже непоколебимым: соревновалась я фактически один на один с секундомером. Ольга Назарова тогда финишировала третьей.
 
Но упиваться личным успехом времени не оставалось. Мы с девочками мечтали об эстафетной победе. Наша команда, в составе которой сразу две представительницы были на пьедестале личного первенства, считалась фаворитом. Но перед самым стартом с толку меня сбила рекордсменка мира в беге на 100 м и 200 м Флоренс Гриффит-Джойнер. Я и подумать не могла, что звездная американка побежит длинную эстафету, поэтому необычайно удивилась, увидев ее в «накопителе». Естественно, бежать ей предстояло заключительный, мой этап. Я немного растерялась. Но тренер быстро привел меня в чувство: «Ты что? Ты же олимпийская чемпионка именно на этой дистанции! Назарова тебе поможет, и Пинигина, и Ледовская. У нас супер-команда!» Но я боялась Гриффит-Джойнер до самого финиша: она дышала мне в спину, от этого можно было сойти с ума. К счастью, американка так и не сумела меня догнать.
 
– Непостижимые скорости на 400-метровке развивала легендарная Марита Кох. Ее отсутствие на Играх в Сеуле вы посчитали удачей? Или скорее некоторым разочарованием из-за того, что исчезла возможность победить непобедимую немку в очной борьбе?
 
– Марита – безусловно талантливая и уникальная во всех отношениях спортсменка, которая умудрялась побеждать не только на 400 м, но и в коротком спринте (100 м и 200 м). Если бы она не ушла, я даже не представляю, чем бы закончилось наше очное противостояние. Возраст – не лучший помощник в спринте. А в 1988-м годы играли не на ее стороне.
 
Но в предыдущие сезоны, когда Кох блистала на весь мир, мне никак не удавалось обойти ее, я всегда финишировала второй. У меня ведь тоже результат был неслабым – я неоднократно выбегала из 49 с. И я мечтала выиграть у Мариты! Но это казалось из разряда фантастики. Ее рекорд на 400 м – 47,60 – простоит еще не один десяток лет. Не знаю, родится ли когда-нибудь вторая такая Марита. Сейчас очень сильно бегут американки и россиянки. Мне очень нравится Саня Ричардс и Элиссон Феликс из США. Но для того, чтобы добиться успеха в длинном спринте, нужно пройти через огромные объемы нагрузок. 400 – самая тяжелая из спринтерских дистанций.
Продолжение интервью с Ольгой Брызгиной читайте в газете или на сайте “Спорт-Экспресс в Украине”