Виктор Кузнецов: «Надеюсь, теперь буду прыгать тройной»

57

Квалификация в прыжках в длину на Олимпийских играх-2012 завершилась сенсацией. Ирвинг Саладино из Панамы сделал три заступа и остался за бортом основного круга соревнований. Не смог пробиться в финал и молодой россиянин, чемпион мира-2012 среди юниоров Сергей Моргунов (7,87 м). Обоим спортсменам преодолеть квалификационный норматив 8,10 м было более чем по силам. Компанию им составили грек Луис Цатумас и француз Салим Сдири.

Но нас больше интересовал Виктор Кузнецов. Для украинца родной вид — тройной прыжок. Однако из-за травмы, которая вынудила пропустить почти весь прошлый сезон, в олимпийском году пришлось сделать упор на прыжки в длину.

В нынешнем сезоне Виктор прыгал 8,10 м. В Лондоне сделать этого не удалось: с 7,50 м он составил компанию именитому Саладино.


Давайте спишем всё на нелюбимый вид,
– предложила спортсмену после выступления.

Реально нелюбимый вид! Но у меня в прошлом году был усталостный перелом ноги — была трещина. Из-за этого пришлось перейти на прыжки в длину, которые я не люблю. Но это была крайность. Приступил к работе в феврале, а продержать форму, когда ты тренируешься два с половиной месяца, не получилось.

Чтобы продлить подготовку, мы с тренером даже пропустили чемпионат Европы. Но сейчас я вешу 77 при том, что мой боевой вес 81 килограмм. И если бы для тройного прыжка это было ещё нормально (ты легче, дальше летишь), то в длине такое не помогает. Было тяжеловато. Но травма прошла, и в следующем году, надеюсь, буду прыгать тройной, а в длину не вернусь никогда. Здесь явно видно, что эта дисциплина не моя.

 


Может, тогда лучше было бы вообще пропустить Олимпиаду? Или от такого старта не отказываются?

Надежда была, у меня ведь раньше получалось прыгать в длину. Сезон вроде бы начался хорошо, думал, всё будет, как всегда, но не учёл тот момент, что начал тренироваться намного позже обычного. Я пропустил зиму — подготовка началась уже в её конце. Была надежда, но где-то в голове и глубоко внутри понимал, что будет не так легко. Чтобы прыгать, нужно тренироваться.


По стадиону гулял тот ещё ветер. В секторе это наверняка ощущалось?

Ветер ужасный. И организация, честно говоря, оставляет желать лучшего. У нас технический вид, а cool-room закончился больше, чем за час. Была одна дорожка, но нас на неё не пускали. 18 человек сидели в маленьком квадратике. Что там можно сделать? Потянуться немного, а потом? Мы провели целый час без движения. Когда выходили на стадион, как будто снова начинали разминаться. Но это мелочи, хоть и неприятные.


А разве на Олимпиаде многое зависит не от мелочей?

Это когда борешься за медали. А в моём случае это имеет гораздо меньше значения.


Так причина того, что вы не смогли показать высокий результат, как раз в отсутствии достаточного времени на подготовку или были допущены технические ошибки?

Технические ошибки у меня будут, поскольку два года до этого прыгал тройной прыжок. И перейти сразу на прыжок в длину — тяжело. К тому же у меня есть одна конкретная ошибка, и чтобы от неё избавиться, нужно пропахать хотя целый сезон.


Какая ошибка?

Я оставляю одну ногу. На приземлении делаю лишний мах, тем самым воруя у себя сантиметров 30 точно. Получается, вроде такой самоуверенный чувак, хочу прокрутить три с половиной — а организм не готов на такое. Чтобы избавиться от этой ошибки, нужно много прыгать. А поскольку у меня была травма, много это делать не получалось.

Поэтому я действительно рад, что попал на Олимпиаду, получил массу удовольствия. Здесь на самом деле круто! Организация… нормальная. Мне тренер сказал, что моя задача поехать и выступить, как смогу, но при этом стремиться к максимуму. Но что получил, то получил. Тренер меня в этой ситуации ругать не будет.


Вы продолжаете тренироваться у Валерия Гредунова?

Конечно! Тренируюсь, тренировался и буду тренироваться.


Россиянин Сергей Моргунов выступает ещё по юниорам, но уже имеет очень высокие результаты. Однако в Лондоне прыгнул лишь на 7,87 м. Вы не разговаривали с ним, что не удалось?

Он парень небольшой, ветер постоянно в лицо, и они тоже не смогли размяться. Мне оба российских спортсмена говорили, что не успели сделать даже специальные упражнения. Они пришли на стадион с надеждой, что нам позволят побегать в coll-room. Там больше, чем четыре дорожки. Можно бегать, сколько хочешь. Но нам не дали такой возможности. Если для меня это ещё куда ни шло, то ребята приехали очень хорошо готовы, а на стадион вышли холодные. Вот для них эта мелочь как раз и сыграла большую роль.


А вы не спрашивали у организаторов, почему они приняли такое странное решение?

Они сказали, что уже вот-вот нас выводят. При том, что «вот-вот» продолжалось минут 20. Девочек на спринт выпускают — а прыгуны сидят в двух маленьких помещениях.

Ольга Николаенко, “СПОРТглавред”

Можливість розміщення актуального коментаря здійснена завдяки нашому роумінг-партнеру – компанії міжнародного мобільного зв’язку EUREKA.

{jcomments off}