Олеся Повх: «С детства мечтала побить рекорд Жанны Блок»

40
Олеся Повх в нашей женской эстафетной команде 4х100 метров отводится место локомотива, призванного на своем первом этапе разогнать «состав» так, чтобы запаса скорости хватило до самого финиша. Без днепропетровской бегуньи не обошелся ни один триумф украинской команды.

 
Она задавала темп в «золотом» забеге на чемпионате Европы-2010 в Барселоне, делала первые шаги к исторической «бронзе» чемпионата мира-2011 в Тегу, а год спустя в Лондоне – к исторической для Украины олимпийской медали – тоже бронзовой. В этом зимнем сезоне мы не увидим Олесю на официальных турнирах: она решила взять тайм-аут. Не для отдыха, а для новых начинаний и свершений.
 
О поворотном этапе в своей спортивной жизни, о невозможных возможностях женской дружбы, о мечтах, родом из детства и, наконец, о том, как наступить на горло собственной лени, Олеся Повх рассказывает читателям «СЭ».
 
– Я ушла из группы Михаила и Константина Рураков, – призналась Леся. – И сейчас тренируюсь самостоятельно по плану Валентина Бондаренко – тренера, который привел к золоту чемпионата мира Жанну Пинтусевич-Блок.
 
На данный момент у нас не получается работать в непосредственной близости: У Валентина Петровича контракт в Португалии. Мы работаем на расстоянии: Бондаренко планирует для меня тренировки, мое же дело – неукоснительно выполнять все его указания. Каждый день связываемся по скайпу и обсуждаем проделанную работу.
 
А в марте планируем провести совместный сбор в Португалии и начать подготовку к летнему сезону. При этом в Украине я тренируюсь не одна. Бондаренко – мозг нашей небольшой команды. Но дома со мной работает и другой наставник.
 
– Какие нововведения появились в вашей подготовке вместе со сменой тренера?
 
– Мы кардинально изменили направленность тренировок. Раньше у нас превалировали силовые нагрузки, теперь же выполняю много беговой работы, развивая скоростную выносливость. Надеюсь, у меня все получится. Силы у меня достаточно, тренировки в группе Михаила и Константина Рурака принесли свои плоды. Теперь будем разбегаться. Я благодарна своим бывшим тренерам. Но сейчас пришло время перемен. Мы с Константином Михайловичем посоветовались и приняли решение расстаться. К счастью, между нами нет обид, мы продолжаем общаться. И, конечно же, сотрудничать в периоды подготовки эстафетной команды, за которую он отвечает.
 
Самые теплые отношения поддерживаю и с Машей Ремень, вместе с которой я начинала свой путь в большом спорте. Мы приехали в Запорожье к Михаилу и Константину Руракам из разных городов – я из Днепропетровска, Маша из Макеевки. Мы были практически неразлучны, даже квартиру снимали вместе. Многое пережили, делили победы и поражения. Такая дружба не может развалиться со сменой тренера. Да, мы конкурентки. Но главное, чему научились за годы совместных тренировок, – разделять спорт и жизнь за пределами стадиона. Обсудив прошедшую тренировку и указав друг дружке на увиденные ошибки, мы шли домой, беседуя о тысяче вещей, совершенно не связанных с легкой атлетикой. Вот подумаю о том, что на сборах у меня может быть другая соседка по комнате, и становится тоскливо… Надеюсь, на соревнованиях мы с Машей по старой привычке снова будем жить вместе.
 
С другими девочками у меня не такие доверительные отношения. Но даже таких заядлых индивидуалисток, какими небезосновательно принято считать бегуний на спринтерские дистанции, всерьез сплотила эстафета.
 
– Когда люди долгое время делят одну территорию, они волей-неволей перенимают некоторые привычки. Маша рассказала, что от вас она научилась быть уверенной и спокойной. А что «одолжили» у нее вы?
 
– Наверное, умение отключаться от повседневных проблем и настраиваться на позитив. Вообще-то я чрезвычайно мнительная. А вот Маша, как никто, умеет оставлять все ненужное в стороне. Она, кажется, даже Несмеяну смогла бы рассмешить. Мы, когда проводим время вместе, только и делаем, что смеемся.
 
– У вас спортивная семья. Значит ли это, что ваш жизненный путь был предопределен?
 
– Это не совсем так. Мои папа и мама тоже занимались легкой атлетикой: как и я, бегали спринт, хотя и не на таком высоком уровне. И «в наследство» родители передали мне очень полезные качества: папа – частоту движений, мама – хорошую реакцию и скорость. А еще по-настоящему спортивный характер. Впервые на стадион я попала в девятилетнем возрасте. Это был мой собственный выбор. Мама была против моих занятий легкой атлетикой, ведь она по себе знала, какой это нелегкий труд. Она видела меня пианисткой. Тогда я стала убеждать, даже умолять папу. Мне казалось, что просто не смогу прожить без бега. В школе я участвовала во всех соревнованиях по легкой атлетике и практически всегда побеждала. К тому же, все чемпионаты мира проходили у меня на глазах: мы с родителями не пропускали ни одной трансляции. Рьяно болела за Жанну Блок. Ее победа на стометровке чемпионата мира-2001 в Эдмонтоне стала для меня настоящим праздником. Феноменально, когда «белая» бегунья обыгрывает в спринте темнокожих соперниц, которым сам бог велел быстро бегать. Меня воодушевил ее рекорд Украины – 10,83, который до сих пор актуален.
 
Благодаря чему побеждала Жанна? Железная воля и бойцовский характер, приправленные завидными техническими характеристиками – физической силой и длиной шага. Все соперницы без исключения боялись ее еще до старта. Я с детства мечтала бегать так, как Жанна. И впоследствии побить ее рекорд. Из-за поглотившей меня любви к легкой атлетике я даже бросила прыжки на батуте. Не удивительно, что папа не выдержал и отвел меня на стадион «Трудовые резервы».
 
– А какие качества помогают вам бежать к рекордам?
 
– Огромное желание! Еще у меня имеется быстрота реакции выхода со старта. Я всегда мечтала, чтобы проводили чемпионаты мира по бегу на 20 метров: думаю, какую-то медаль я бы там зацепила. (Смеется). Теперь моя главная задача – добиться такого же стремительного финиша. Моя стометровка укладывается в 53 шага. В идеальном варианте Жанна Блок пробегала ее за 49 шагов. У меня много ошибок, поэтому работы непочатый край.
 
Продолжение интервью читайте на сайте «Спорт-Экспресс в Украине»
Фото Виктории ТКАЧУК