Богдан Бондаренко: «Хорошо, корда перед прыжком трясутся руки»

1
Засверкавший в этом году украинский прыгун в высоту рассказал о “Бриллиантовой лиге” и 12 стульях, о причине хороших результатов и любви к бильярду, почему не сдает сумку в багаж и не болеет за земляков – футболистов “Металлиста”

 
– Богдан, в этом сезоне вы среди лидеров “Бриллиантовой лиги”. С чем связаны успехи?
 
– Честно говоря, я связываю это с отдыхом. У нас были два сбора – в марте и апреле в Евпатории. На заключительных тренировках меня начало беспокоить колено. Страшно было, что оно еще сильней будет болеть, потому две недели перед соревнованиями просто отдыхал: разминки, бассейн. И, оказывается, на этом отдыхе можно показывать хорошие результаты. Мы сделали вывод, что нужно больше отдыхать. Хотя это тоже палка о двух концах. Пока есть запас тренировок, то можно и отдохнуть, но весь сезон так не проведешь.
 
– А кто позвонил первым, чтобы поздравить после победы на этапе в Дохе?
 
– У меня был сломан телефон, и до прилета в Украину даже не мог принимать звонки. Но когда приехал домой, друзья уже ждали меня, чтобы отметить мою победу.
 
– Ездит ли с вами кто-то на соревнования?
 
– Никогда никто не ездил – затратно. Все мои друзья – обычные студенты. Я же за себя не плачу. Организаторы соревнований покупают нам билеты и оплачивают отель. Я разве что могу за визу заплатить. Если ты выступаешь на очень высоком уровне, то уже можешь диктовать условия организаторам. Например, сказать, что я сам не приеду, а хочу взять с собой друга, массажиста или тренера. Нужно быть чемпионом мира, чтобы такое требовать.
 
– Где больше всего понравилось выступать?
 
– В прошлом году был на этапе “Бриллиантовой лиги” в Лозанне. Там я и выступил хорошо (5-е место, 2,27 м – Авт.), и отель мне понравился. Был красивый вид на залив, а по городу разъезжали шикарные машины. Мне тяжело объективно оценить какой-то город, потому что это всегда связано с моими выступлениями. Чем лучше я выступлю, тем больше мне нравится город и стадион.
 
– Что обычно берете на соревнования?
 
– Когда только начинал выступать, то брал много-много вещей, а по возвращении понимал, что практически ничего и не надевал. Теперь в моем багаже всегда болоневый костюм на случай дождя, соревновательная форма и шиповки. Еще я научен горьким опытом: сейчас всегда беру свой рюкзак в самолет, а не в багаж сдаю. Летел я в Швецию на соревнования однажды, был легко одет – шорты и майка. Вся форма и теплая одежда были в сумке, которую я сдал. В итоге моя сумка потерялась, и мне пришлось ходить в легкой одежде. Я там очень замерз! Сумку привезли буквально под старт соревнований.
 
– Ходите на вечеринки после стартов?
 
– После соревнований часто пью энергетики, потому заснуть не получается при всем желании. Хожу на банкеты. Вот последний раз был в Дохе, а у них – сухой закон, и банкет был до соревнований. Я очень удивился.
 
– Что привозите из разных стран?
 
– Меня всегда просят привезти магнитики и брелочки. Я покупаю подарки друзьям, а себе обычно ничего. У меня остаются только воспоминания. Из последней поездки в Китай привез родителям конфеты. Маме очень понравились. Она думала, что в Украине – самые вкусные, но китайские ей показались даже лучше.
 
– Вы уже опытный спортсмен, не нервничаете перед прыжком?
 
– Когда хорошая готовность, то всегда нервничаю, а когда готов так себе, то волноваться нечего. Без волнения я не могу показывать хорошие результаты. Оно мне добавляет больше адреналина. Это хорошо, когда руки чуть-чуть трясутся.
 
– С кем из коллег дружите?
 
– Вот недавно сдружился с Сашей Шустовым – прыгун из России. Даже слетал к нему в гости и познакомился с его ребенком и женой. В столовой иногда кушаю с Ваней Уховым или эстонским дискоболом Гердом Кантером. Когда-то вместе в больнице лежал еще с одним эстонским дискоболом Мартом Израелем. Он мне даже помогал на соревнования ездить.
 
– Что, помимо легкой атлетики, любите смотреть?
 
– Бокс, биатлон и снукер. В биатлоне болею за Бьорндалена и за нашу сборную. Еще мне понравились “Атаманы”, следил за всеми их матчами. Боксеров наших я не знаю, конечно, но неплохо было бы с ними пообщаться в какой-то обычной обстановке, но подходить к ним и просить о знакомстве мне не хочется. В снукере болею за Ронни О’Салливана. Мне очень нравится, как он играет и вообще как себя ведет. Неординарный такой игрок.
 
– А футбол? Вы же из Харькова. За “Металлист” болеете?
 
– Футболисты нам очень мешают тренироваться. Был стадион “Металлист”, где мы готовились. Его выкупили и отдали футболистам. Теперь нам туда нельзя. Еще есть стадион “Динамо” с хорошим покрытием и травой. Вот тренируешься себе, приляжешь на траву растягиваться – сразу приходят рабочие и выгоняют, утверждая, что после меня трава выгорит. Приходят любые футболисты – им можно все. Потому болеть за “Металлист” желания нет.
 
– Общаетесь с вашим главным конкурентом катарцем Мутазом Эссой Баршимом?
 
— Во-первых, я слабо знаю английский. Во-вторых, был у нас с ним инцидент на “Бриллиантовой лиге” в Шанхае две недели назад. На секторе для всех участников есть 12 стульчиков. Впереди судья что-то сказал, но я шел последним и не услышал его. Подхожу я и смотрю, что есть место с края, а есть под навесом. Думаю, сяду-ка под навесом, чтобы не капал дождь. Но, оказывается, места были подписаны, и мое было как раз с края, где не было навеса, а я занял его место. Катарец не подошел ко мне попросить пересесть, а пошел сразу к судье, который уже подошел ко мне и попросил пересесть. Неприятно было.
 
– Узнают ли вас на улице?
 
– Вы что… В Украине нас не узнают. Только люди, которые тесно связаны с легкой атлетикой. А за границей нас, конечно, знают. Когда приезжаю на этапы “Бриллиантовой лиги”, то перед моей гостиницей стоят фанаты с кучей моих фотографий в руках и просят расписаться. Было приятно, когда в Дохе какие-то трое местных с украинским флагом перекрикивали всех, чтобы поддерживать меня.
 
– Чем любите заниматься в свободное время?
 
– Люблю играть на русском бильярде. Пробовал в снукер, но там я ухожу в минус. Обожаю машины. У меня сейчас Mazda 1997 года.
 
– О какой машине мечтаете?
 
– Да, вот сейчас выходит BMW 3 Gran Tourismo. Дорогая, где-то $60 000. Пока – просто мечта.
Дарья МЕЩЕРЯКОВА, «Сегодня»